Возможно, да. Но не в том смысле, как это было в 1923 году в Германии, когда речь шла о попытке восстания. А в том, что российское крафтовое пиво скоро прикажет долго жить, а знатоки пивного вкуса начнут протестовать против засилья порошковых стандартизированных лейблов. Особо продвинутые начнут варить пиво дома. Кто-то перейдёт на вино и водку. О прогнозах российского слабоалкогольного рынка пишет наш пивной блогер Михаил Штиллер.

Пить или не пить? А если пить, то что?

Пиво — очень древний и сложный напиток. По легенде, какой-то больной в Шумере не мог нормально жевать и глотать, и потому размачивал хлеб в воде. Однажды он уронил в кувшин с водой кусок и забыл его там. Образовавшаяся «хмельная каша» очень порадовала страдальца, и после выздоровления он начал производить её уже вполне осознанно. Викинги считали, что где-то в Вальхалле есть коза, чьё вымя полно пива, которое никогда не кончается. Вавилоняне (дикие люди!) топили в пиве пивовара, если он сварил плохую партию.

Средневековая Европа на этом фоне более гуманна: пивоварами изначально в ней были не суровые бородатые мужики, которых не всякая бочка выдержит, а самые красивые женщины. Они назывались brewsters. Первое же пиво человечество попробовало примерно в 9500 году до н. э. Считалось оно напитком бедняков, было дешёво и натурально. Вино пили богачи. Сейчас этот напиток настолько демократичен, что есть сорта пива, доступные не всякому обеспеченному человеку. Как вам, например, бутылочка Vielle Bon Secours из Бельгии за 1000 долларов?

В общем, история у напитка древняя. Найдено в нём немало пользы: растворяет мелкие камни в почках, добавляет в организм кальций, цинк, медь и много других полезных микроэлементов. Действует как снотворное и мочегонное (это понятно), а ещё приводит в порядок желудок и мешает образованию тромбов. Но это если в меру. А если не в меру, то у женщин провоцирует рак молочной железы, а мужчины переполняются женским гормоном эстрогеном и начинают стремительно толстеть.

Палка о двух концах. Но есть и ещё подводные камни. Во-первых, то самое порошковое пиво, о котором давно уже идут споры — миф это или нет. Порошковое пиво — это выпаренное пиво, которое потом разводится водой и догоняется до градуса спиртом. Вопреки уверению некоторых экспертов, что порошковое пиво: а) выгодно только для семейных пивоварен; б) ничем не отличается от обычного, это не совсем так. Порошок можно развести довольно плохой водой и дешёвым спиртом. Получившийся продукт вызывает головную боль и тошноту. Для семейных пивоварен производство такого пива равнозначно закрытию. А попробуйте купить порошок пива в розницу! Скажем, полкило или хотя бы мешок. Его нет в продаже, порошковое пиво поставляют большими объёмами, которые важны только крупным пивзаводам. Николай, читатель сайта kraspivo. ru, категоричен: «Порошковое пиво — это скотский напиток. На прилавках наших торговых точек его более 80%. Мало того, от него не только слегка воротит — его и пить практически невозможно. Ну, если только просто, чтобы в голову шарахнуло».

И, во-вторых, крафтовое пиво. Красивые этикетки, кофейный, карамельный, вишнёвый и прочие вкусы. Но пиво ли это? Далеко не всегда. Тот же порошок, краситель, отдушка и работа одарённого дизайнера по этикеткам: вот успех многих крафтовых пивных. Но скоро всё изменится.

«Большое пиво» съест «маленькое» 

По ныне действующему законодательству маленькие пивоварни могут производить до 300 тысяч декалитров пива в год. По новому этот объём снизится до 50 тысяч декалитров. Сколько это? А это всего 500 тысяч литров, то есть 50.000 ящиков пива. В год. Это четыре тысячи ящиков в месяц: только-только, чтобы оплатить оборудование, материалы, электричество, зарплату и налоги. Новый документ также подразумевает создание реестра производителей пива, а также пивных напитков, сидра, медовухи и пуаре. В него будут включаться компании, изготавливающие продукцию по «государственным, национальным или международным стандартам». По каким именно стандартам — неизвестно, в законопроекте этого не сказано. По мнению пивоваров, крафтовое пиво — и так недешёвое — подорожает примерно вдвое при таких переменах.

И ещё один момент: счётчики для учёта пива, которые должны быть на производствах, стоят, быть может, и немного — примерно 12 тысяч рублей. Но они забиваются и часто не поддаются прочистке. К примеру, парк счётчиков придётся заменять раз в год, а сортов пива у вас — 10. Следовательно, из дохода минусуем 120-150 тысяч в год. По примерным расчётам, крафтовый заводик даёт обычно 3-4 млн рублей выручки ежемесячно и около 300-400 тысяч дохода.

Таким образом, большие пивоваренные гиганты — порошковые или натуральные — захватят большую часть рынка потребителей крафтового пива. Но быть может, это хорошо? Сомнительно. Из-за отсутствия конкуренции вырастет цена на бутылочное магазинное пиво. Далеко не всегда оно может похвастаться тем, что в нём нет красителей, отдушки, спирта — как и в крафтовом. Не будем говорить уже о пивных и пивосодержащих напитках, это вообще категория, разуму неподвластная. Так, может, вся эта законодательная возня затеяна, чтобы народ меньше пил? Нет.

Пить пиво будут всё равно — раз уж со времён шумеро-вавилоно-ассирийских народ в пиве не разочаровался, не разочаруется и теперь. Но пить будут то, что подешевле — и травиться. Или покупать редкий как жемчуг крафт — и обеднять бюджет. Но, скорее всего, как мы и говорили, народ перейдёт на водку.

Деньги на ветер

Сегодня виноделы Крыма забеспокоились: раньше их снабжали бутылками «Русджам» и АО «Кавминстекло». Второе предприятие поставляло от 30 до 40 млн бутылок в год, и случилось непредвиденное: контрольный пакет акций перешёл к американским акционерам, они назначили нового топ-менеджера Александрса Павловса, который ясно дал понять, что намерен соблюдать санкционный режим, введённый США по отношению к России. Есть санкции — нет бутылок. Нет бутылок — нет вина. «Массандра», «Новый Свет», «Инкерман» и Севастопольский винный завод понесут колоссальные убытки в связи с остановкой производства в самый разгар туристического сезона в Крыму.

Так что алкогольная альтернатива — не считая самогоноварения — одна: крепкий алкоголь. Ну, или здоровый образ жизни, к которому медленно, но верно идёт российское общество. Хотя уже в нескольких изданиях проскочила информация о происках спиртоводочного лобби. Звучит логично хотя бы потому, что в заговор фитнес-клубов мне верится ещё меньше.

Выживет ли крафтовое пиво? Мой знакомый депутат Госдумы с двухсозывным стажем ответил однозначно: закон будет принят. А там — посмотрим.

Михаил Штиллер

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Введите имя