Осень… Наливаются силой яблочки, растут тыквы и кабачки, прёт из земли картошка на радость аграриям и оголодавшим до фермерских продуктов горожанам. Но вместе с полезными фруктами-овощами матереет и захватывает всё новые земли городской борщевик. На селе его выкашивают, травят керосином, обрезают зонтики с семенами, лишая потомства и трактором запахивают в землю. В Великом Новгороде с борщевиком не борются никак, а если битва и идет – то только на тихом фронте чиновничьего документооборота.

Оставить нельзя бороться

Средний новгородец против борщевика – как дитя супротив Александра Поветкина. Вот симптомы болезни того, кто влез в борщевиковые заросли без костюма химической защиты: «головная боль, головокружение, тошнота, рвота, диарея, повышение температуры тела вплоть до 40 С. Чрезмерное воздействие в перспективе может грозить болезнью витилиго – нарушение пигментации на отдельных участках кожи. При контакте с глазами сок борщевика вызывает слепоту».

При отравлении кожу промывают мыльно-содовым раствором, а затем протирают салфеткой, смоченной этиловым спиртом. После очистки кожи от токсинов наносится препарат от ожогов – например, облепиховое масло или пантенол. А главное: двое суток после прогулки через борщевиковую рощу нельзя выходить на улицу и даже окна плотно зашторить. За это время фуранокумарины, впитавшиеся в кожу, разложатся, и не будут провоцировать появление ожогов от солнечных лучей. На протяжении 4-5 дней рекомендуется принимать препараты против аллергии. Одежду после контакта с борщевиком нужно обязательно выстирать.

Борщевик Сосновского, который в России используется с 1944 года как фуражная культура, признан опасным для людей и вредным для сельского хозяйства. Только вот вытравить его уже не получается, и растение с переменным успехом захватывает сельхозугодья. Но если на селе его все-таки косят, жгут и давят, в городе до борщевика, похоже, и дела никому нет. И он тихой сапой захватывает все новые и новые участки.

Смертоносный пришелец

В отделение токсикологии НИИ им. Склофисофского ежегодно поступают пациенты с ожогами после контакта с борщевиком – зафиксированы и летальные случаи. В Великом Новгороде и области их пока не наблюдалось, хотя пострадавшие есть. Особенно часто ими становятся дети, которых взрослые не предупреждают об опасности: а ведь из стеблей борщевика получаются такие хорошие «дудки» для стрельбы горохом и мыльных пузырей, «посохи дождя» и даже основы для строительства летних шалашей! Дети не только пытаются ломать борщевик, но даже и грызть – и получают ожоги слизистой рта и глаз.

При цветении борщевика выделяется большое количество пыльцы, создается своего рода «туман», который плохо влияет на астматиков: у них после контакта с растением распухает гортань, начинаются приступы удушья. Случиться такое может и со здоровым человеком. Растение опасно настолько, что нельзя даже ходить босиком по скошенной траве в тех местах, где рос борщевик.

Биологическая экспансия идёт быстро: каждый год борщевик увеличивает территорию своего присутствия в России на 10%. Он растет везде – от Кавказа до Заполярья. К сожалению, как фуражно-силосная культура борщевик Сосновского себя тоже не оправдал: коровы, которые его ели, болели, с трудом телились, давали горькое молоко и страдали от язв на языке и во рту.

Сейчас существует девять способов уничтожения борщевика, но все они достаточно дорогие и энергоемкие  — и на реализацию мер по уничтожению сорняка у муниципалитетов, как правило, не хватает средств. Возложение обязанности по очистке земли на хозяев не дало результата – даже под угрозой штрафов. Многим проще отказаться от земли, чем вкладывать в уничтожение борщевика сотни тысяч рублей – и вот муниципалитеты оказываются собственниками десятков и сотен гектаров зараженных угодий, денег на рекультивацию которых по-прежнему нет, ведь на обработку одного гектара требуется 10 тысяч рублей. При этом, если оставить соседние участки нетронутыми, на следующий год все усилия пойдут прахом.

Что делать нам с борщевиком

В первую очередь – не трогать! Затем – объяснить детям, что борщевик ядовит. По возможности – вовремя косить его, а если участок в городе небольшой – весной срезать зонтики борщевика, их бывает до 15 на одном растении. Гусеницы плоской пастернаковой моли – если вы сможете ее достать и развести – помогут в борьбе, но на один зонтик нужно не меньше трех гусениц, а это значит, что для уничтожения плантации их количество должно исчисляться тысячами.

Сеять на месте скошенного борщевика иван-чай, сныть, пупырь и дудник (их, кстати говоря, часто путают с борщевиком). Сажать, если это возможно, ели – борщевик не любит тень.  Если же вы просто городской житель, и не имеете ни возможности, ни желания бороться с ядовитым сорняком – уведомьте вашу управляющую компанию и муниципалитет: они обязаны принять меры. Если обнаружили плантацию в лесу – пишите в лесничество. Есть всероссийский портал borshevik.tilda.ws, где можно почитать о борщевике и нанести на карту обнаруженные очаги.

До сих пор самый дешевый способ борьбы – это весеннее уничтожение проростков. Так что, возможно, новгородцам скоро придется объединяться в добровольное общество – не только по уборке берегов рек от мусора, но и по прополке городских газонов и заброшенных садовых участков.

От автора: ситуация напоминает книгу Джона Уиндема «День триффидов». Напомню: хищные подвижные растения захватили Землю, хотя изначально их – эти растения – разводили на фермах ради масла. Со временем выяснилось, что триффиды обладают острым слухом и разумом: с борщевиком, к счастью, такого не произойдет, но аналогия достаточно точная.

Фото Пароход Онлайн и из социальных сетей

Елена Кулешова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Введите имя