• Погода: 26.4oC
  • $: 63,49
  • €: 73,93
  06.01.2018 16:18

«Кают-компания». Лучшее. Тoшиюки Шимада, Михаил Мамедов, Иван Меняйло, Герой и его дочь

Героями нашей рубрики «Кают-компания» в 2017 году стали очень многие деятели искусства, общественники, люди со своей позицией, новгородцы и гости города. «Пароход Онлайн» собрал самые интересные и важные мысли гостей «Кают-компании».

Сегодня мы вспоминаем беседы с дирижером Тошиюки Шимада, режиссёром Михаилом Мамедовым, мастером спорта по воздухоплаванию и Ниной Каберовой, дочерью героя Советского Союза Игоря Каберова.

***

Не так часто новгородским слушателям выпадает возможность услышать симфонический оркестр. Прославленный оркестр Йельского университета (YSO) в июне прибыл в Россию впервые, и очень символично, что знакомство со страной началось с Великого Новгорода. Музыкальный руководитель оркестра с 2005 года маэстро Тошиюки Шимада во время беседы просил обращаться к нему так же, как его студенты – Тоши.

«Кают-компания». Лучшее. Тoшиюки Шимада, Михаил Мамедов, Иван Меняйло, Герой и его дочь

«Мы конечно, знаем, что Россия, прежде всего, известна своей историей. А в Америке самые древние здания имеют не более чем 300-летнюю историю. Здесь же мы увидели сооружения, которые относятся к 10 веку, а то и были построены раньше. Конечно, это невероятные ощущения – представить себе, сколько это уже стоит, и будет еще стоять. А культура России построена на истории. Великие произведения вдохновлены ею. Мы знаем, насколько Россия глубокая страна, насколько здесь люди чувствуют глубоко, всем сердцем. С какой страстью они относятся к жизни, к музыке. Мы здесь всего 24 часа, и этот переход от Америки к России просто невероятное ощущение».

«Да, я знал, что Рахманинов здесь родился. И самое интересное, что в Нью-Йорке я живу рядом с кладбищем, где Рахманинов похоронен. Вот такая интересная связь. Но я хочу сказать, что Рахманинов жив, пока исполняется его музыка».

«Это такая же история, как с Шопеном, сердце которого похоронено в Варшаве, а тело – во Франции. Конечно, никто не говорит, что нужно поступить так же. Но люди – нация – хотят, чтобы прах великого человека покоился на его родной земле. Я родился в Японии, но живу в США почти 50 лет. И когда я думаю над этим вопросом, я понимаю, что хотел бы быть похоронен в Японии. Такая мысль... Конечно, я не могу отвечать за Рахманинова, а позвонить ему, даже по самой продвинутой сотовой связи мы не можем...».

***

Год назад труппу Новгородского театра драмы возглавил режиссер Михаил Мамедов. Назначение нового главрежа было встречено тепло, ведь за последние 20 лет в качестве приглашенного он поставил на новгородской площадке 10 спектаклей. Можно сказать, для актеров и местной публики Михаил Григорьевич все равно, что свой. Мы встретились с главным режиссером театра в июне.

«Кают-компания». Лучшее. Тoшиюки Шимада, Михаил Мамедов, Иван Меняйло, Герой и его дочь. Фото 2

«Если театр сохранился до сих пор, и люди идут – когда-то меньше, когда-то больше – значит в нем заключена какая-то истовая правда, какой-то романтизм – та часть человеческого общения, какой нам не хватает в жизни. Даже одинокий человек, видя это сиюминутное действие (в отличие от ТВ), начинает проникаться общностью людей. Человек не может жить один. Ему нужно, чтобы его кто-то любил, жалел, чтобы он кого-то любил. И театр ему в этом помогает, раздвигает границы возможного. Его призыв прост: «Люби, думай о вечном, взгляни на небо, где звезды сияют!». Театр имеет дело с душами людей, и так же, как они, беззащитен».

«Я не берусь говорить о телевидении, для меня это раковина, в которую человек хочет спрятаться. Ничто так не убивает воображение, ничто так не утилизирует человека, не делает его ординарным, как сидение перед телевизором. Я всегда говорю: «Господа, проживайте свою жизнь, не следите за жизнью других людей, тем более, через какой-то странный ящик!». У ТВ есть одна беда – упрощение. Доступность на самой низкой ступени. Другая беда – мы стали мало читать. А книга – это великое изобретение человечества. Она от тебя ничего не требует, она недорогая, ее можно перелистать, вернуться к ней. А как работает воображение!».

«Я хочу оставить после себя театр, наполненный крутым профессионализмом. Спектакли, как люди. Есть черный, с которым не хочется общаться. Есть светлый, с которым хочется. Я – за наивный, традиционный театр. Мольер ездил по Франции, и всегда посылал лазутчика узнать, чем живет город. И всегда корректировал свои пьесы под атмосферу этого города. Ну не могу я, живя в Новгороде, ставить спектакль, как в Лондоне. Надо считаться с публикой. Отчего я буду взнуздывать европейскую лошадь? Наворотить спектакль, чтобы там черти что происходило и вызывало визжание критиков – это легче, чем заставить задавленного обстоятельствами человека улыбнуться или всплакнуть над чужой бедой. Это миссия. Ради нее придумали театр. Более 2000 лет прошло, а он продолжает жить. Значит, это ниша его. Ни шоу, ни трэнды, ни сериалы, а доброе и вечное. Это моя установка, и мне поздно меняться. Старую собаку новым фокусам не научишь».

***

Также в июне нам посчастливилось побеседовать с Иваном Меняйло, мастером спорта по воздухоплаванию, побившим абсолютный мировой рекорд по продолжительности пребывания в воздухе на тепловом аэростате совместно с Федором Конюховым.

«Кают-компания». Лучшее. Тoшиюки Шимада, Михаил Мамедов, Иван Меняйло, Герой и его дочь. Фото 3

«Несмотря на то, что мы воздухоплаватели, мы ездим по дорогам, а прицеп с шаром у нас всегда с собой. Мы пристегиваем его к машине – и поехали. 500 километров, тысяча, две – куда угодно. Все влезает в обычный автомобильный прицеп. Примерно полтонны: корзинка, оболочка, вентилятор, баллоны, горелка – сели и поехали».

«С Федором Конюховым мы уже установили два мировых рекорда на тепловых аэростатах. В 2016 году мы пролетели на аэростате класса AX-9 от БИНБАНКа 32 часа, и в 2017 году мы установили абсолютный рекорд продолжительности полета на тепловом аэростате – 55 часов, на аэростате «БИНБАНК Премиум». В Великий Новгород мы привезли аэростат, на котором мы в 2016 году установили мировой рекорд – 32 часа продолжительности полета».

«Если говорить о внутреннем ощущении, то, в первую очередь, для себя. У человека всегда была тяга летать, а полет на воздушном шаре – это первый способ полета и один из самых естественных, потому что мы летим со скоростью ветра. Мы медленно и неторопливо передвигаемся по небу, имеем возможность спокойно на всех посмотреть свысока немножко, расслабиться. Еще мы это делаем, безусловно, для зрителей. Если взять обычный шар, он имеет в высоту 21 метр, диаметр – 14. Он всегда привлекает внимание и вызывает радость у людей, особенно, у детей. Бывает, куда-то вглубь России поедешь, летишь на шарике, приземляешься, казалось бы, деревня деревней, никого нет. Вдруг бегут к тебе пять-шесть детей. «Ребят, привет, вы откуда? Да мы из соседней деревни, три километра за вами бежали».

***

Человек, имя которого сегодня носит одна из улиц Великого Новгорода, ушел из жизни в 1995 году. Но память о нем сегодня бережно хранит его наследница - Нина Игоревна Каберова. На нашу встречу в октябре дочь героя приехала на велосипеде - легкая, подтянутая, энергичная. Минута в минуту, не смотря на то, что недостроенная дорога, ведущая по улице имени ее отца, внезапно оборвалась и увела ее куда-то в сторону от намеченного маршрута.

«Кают-компания». Лучшее. Тoшиюки Шимада, Михаил Мамедов, Иван Меняйло, Герой и его дочь. Фото 4

«В свою стихию, в авиацию он прорвался огромными трудами. И со стороны здоровья, и со стороны образования. Семь классов сельской школы, да и родился он в очень сложный для нашей страны период-в 1917-м году - голодуха, нехватка витаминов, рахит. Как следствие - невысокий рост. Как бабушка говорила - слава Богу, живой остался! Это очень мешало ему при поступлении в летное училище - много преград было. Но любовь к полетам, к небу была всегда, не смотря ни на что. Однажды над Вологдой произошло крушение самолета. Мальчишки бегали смотреть на страшную картину, и тогда дедушка сказал папе-второкласснику: «Вот видишь, как это опасно. А ты хочешь летчиком стать!».Тогда напуганный папа передумал. Но ненадолго. Потом был цирк и воздушные акробаты. Именно там желание полета получило новое развитие. В 12 лет папа поехал с цирком в качестве ученика акробата на лошадях. Но однажды он что-то не вовремя включил или подал и получил пощечину. Этого он стерпеть не мог и вернулся домой. Потом была Челюскинская эпопея. Летчики-герои, которые спасли людей, оказавшихся на борту корабля «Челюскин», раздавленного льдами. Один из них - Михаил Водопьянов - приезжал в Вологду, и папа бежал вместе с мальчишками, чтобы прикоснуться к герою. После этого все хотели стать летчиками»

«Когда отец задумывал книгу «В прицеле — свастика», он размышлял сколько времени понадобится для написания. Год, два... Ему предлагали литературную запись. Знаете, когда ветеран рассказывает, а кто-то, обладающий слогом, литературно записывает. Но дело в том, что отец еще в годы войны писал стихи, и чувствовал в себе способность, поэтому решил в чужие руки воспоминания не отдавать. Он приобрел печатную машинку,и первые главы мы печатали вместе. Начало шло очень мучительно. Оказалось, сложно найти свой стиль, манеру изложения. Надежда на то, что книгу можно написать за два года со смехом развеялась, трудился он над ней ответственно, целых 10 лет. Связывался с архивами, с друзьями, знакомыми, свидетелями конкретных событий. Самое приятное, что в этой книге он рассказывал не о себе и своей судьбе, а о людях. Об ошибках, допущенных командованием тогда говорить не приходилось, даже шепотом на кухне, мы все жили в то время, когда боялись смять газету , если в ней было написано слово «Сталин». Игорь Александрович был человек военный, во всех смыслах этого слова, к тому же, член партии. Все было аккуратно. Подобные разговоры начались в конце 80-х годов, и он очень сильно переживал развал Союза. Думаю, из-за этого он ушел раньше».

«Теперь в нашем городе есть и улица Каберова. Она не просто так названа. Церковь Власия, которая стоит на улице, имела пристройку, где жили инструкторы. А если по ней ехать, то можно попасть на аэродром. Новгородский аэропорт - это папин продукт. Как было удобно! Я училась тогда в культпросветучилище, и мы летали нашими самолетиками в командировки в районы. Была и большая авиация — летали и в Москву, и на юг. Было много приложено к этому сил, но насколько скромным был человеком мой отец - герой Советского Союза! Он был уже пожилым человеком, когда получил квартиру на 4 этаже в доме без лифта, и когда мама заболела, это очень ощутилось. Но просить, а уж тем более требовать он не соглашался».

Новости – Великий Новгород, Новгородская область. Пароход. Онлайн

Поделиться:
Написать нам