Личный кабинет
  • Погода: -10.1oC
  • $: 67,08
  • €: 76,95
  13.01.2019 09:00

Музыкальная некрофилия: ничего личного – просто крафт

Музыкальная некрофилия: ничего личного – просто крафт

С недавних пор в Великом Новгороде отсутствие музыкальной индустрии пытаются компенсировать внедрением форматов. Владельцам концертных площадок это позволяет получать стабильный доход. При этом целые пласты и направления остаются за бортом культурной жизни. Место тех, кто не вписывается в установленные рамки, в основном, занимают некрофилы от искусства. Ничего своего они не создают, копируя чужое, пользующееся популярностью. Иногда это делается технически безупречно, иногда – неуклюже.

Всё вроде бы правильно и экономически обоснованно. Хозяин частного заведения выбирает тот контент, который не отпугнёт клиентуру и позволит выручить больше. Лучше всего этим целям служит что-то фоновое, ненавязчивое, не отвлекающее внимания от общения и употребления спиртного, закусок, курения кальянов. И люди идут уже не на конкретного исполнителя, а в конкретное место со своей атмосферой, где можно хорошо провести время. Если раньше в разные дни концертная площадка собирала разную аудиторию, то теперь выбор сделан в пользу определённой целевой группы.

Музыка, не соответствующая формату, возможности живого взаимодействия со своей аудиторией лишается и оказывается в андеграунде. Логика определяющих формат понятна: что-то иное, более шумное, агрессивное и громкое может отпугнуть людей, столики опустеют, бар не выполнит норму по розливу спиртного. Строится такое убеждение на накопленном опыте: раньше такие исполнители выступали регулярно, но зал пустовал. Следовательно, людям они и их творчество не нужны. Придя к такому заключению, создатели рамок решают проблему кардинально – раз и навсегда закрыв путь на сцену группам непопулярного жанра.

Новгородский клуб «Железный папа» прочно ассоциируется с металлическими концертами. Однако уже на протяжении длительного времени его владельцы и арт-руководители пытаются разрушить этот стереотип, не гнушаясь любых методов. С одной стороны, присутствие тяжёлой музыки постепенно свели на нет. Сначала под выступление экстремальных групп стали выделять неходовые дни – вторник и четверг, а затем и вовсе заинтересованным в выступлении начали отказывать. Аргументация арт-директора следующая: «В клубе поменялся контингент. Грустно смотреть, когда группа начинает выступление, а гости уходят. И для артистов это морально тяжело. Что-то полегче хорошо воспринимается». Далее следуют примеры этого «полегче, что хорошо воспринимается». Мол, ребята, «бросайте вы эту ерунду, начинайте играть нормальное музло, и – милости просим, а нет – ну и пилите для себя на репточке, раз вам заняться нечем».

Музыкальная некрофилия: ничего личного – просто крафт. Фото 2

То, что могут прийти другие люди конкретно на такую музыку, даже не рассматривается. Несколько лет клуб предоставлял площадку для неё, и особого отклика от слушателя не было. Мысль о том, что люди могли и истосковаться по тому, чего давно не слышали, в голову почему-то не приходит. Вот и получают музыканты ответ: «вам же самим будет морально тяжело». Конечно, легче просто бросить это дело, чтобы не испытывать этой «моральной тяжести».

В стране параллельно с откатом в «совок» продолжается пиршество дикого капитализма. С одной стороны, отменятся рэп-концерты по политическим соображениям, «православные активисты» срывают выступления артистов, эксплуатирующих сатанистскую тематику. А с другой – на местном уровне полностью из культурной жизни исключаются представители неформатного андеграунда.

Освобождённое время нужно чем-то занимать. Софтовой музыки, идеальной для такого крафтового места, каким стал сменивший вывеску и ориентацию «Папа бар», на все вечера не хватит. Поэтому в расписании появились просмотры видеозаписей концертов всемирно известных групп, выступления кордебалета с целлюлитными танцовщицами в составе, и наконец концерты исполнителей, переигрывающих песни всемирно известных групп. Вообще так называемые кавер-группы в провинции – единственное коммерчески успешное явление. Зарабатывают они, в основном, на корпоративах. Разновидностей таких «деятелей» полно – от девиц в кокошниках, открывающих рты под фонограмму старой недоброй попсы десяти и более летней давности, до коллективов, полностью посвятивших себя воспроизведению хитов какой-то отдельной культовой группы. Для набравшихся офисных работников и работяг на празднике компании такое сопровождение подходит идеально. Но с некоторых пор они стали стандартным блюдом и в меню «Папы бара».

Музыкальная некрофилия: ничего личного – просто крафт. Фото 3

Пышно расцвела музыкальная некрофилия. Завсегдатаями на сцене стали местные перепевалы проверенных временем хитов. Из других городов потянулись двойники, удачные и не очень, «Металлики», «Рамштайна», «Кино», «Ленинграда», «Короля и шута», и даже, прости господи, «Сектора газа». И отбоя от благодарного слушателя нет – контингент «хавает».

Тем, кто не играет софтово, и не перепевает дохлых (и пока ещё нет) героев, можно только посочувствовать. Деловой подход, помноженный на невежество, не знает сентиментальности и не готов даже к разовому отказу от работы по проверенному шаблону: «Мы так долго работали над форматом, анализировали, что народу нужно. Ломать построенное не хочется».

Культура стала заложницей провинциального дурновкусия. Им давно отравлены государственные театры, организаторы массовых зрелищ. Теперь болезнь добралась и до частного сектора сферы досуга.

Текст – Александр Кобяков

Фото со страницы клуба «Папа бар»

Поделиться:
Написать нам

Комментарии