24 декабря 2017 года на 83-м году жизни умер выдающийся российский лингвист, академик Андрей Зализняк, которого поистине считают крупнейшим специалистом по новгородским берестяным грамотам. «Он говорил об авторах грамот так, что они оживали», отзывались о лекциях Андрея Анатольевича его слушатели. Каким был Андрей Зализняк, как относился к делу, чем покорял сердца своих учеников «Пароход онлайн» рассказали его коллеги: главный научный сотрудник института славяноведения РАН Алексей Гиппиус и доктор исторических наук, профессор МГУ имени Ломоносова Елена Рыбина.

«Андрей Анатольевич Зализняк – крупнейший российский лингвист второй половины XX — начала XXI века. Если называть вещи своими именами, то это великий русский лингвист. Он автор классических работ по общему и славянскому языкознанию, русской грамматики, акцентологии, истории русского языка. Во всех областях лингвистики, в которых он работал, а спектр его научных интересов был чрезвычайно широк, его труды составили эпоху.

Конечно, для Новгорода и новгородцев имя Зализняка в первую очередь связано с берестяными грамотами. Андрей Анатольевич совершил колоссальный прорыв в их изучении. До начала 80-х годов в науке господствовал взгляд на берестяные грамоты, как на тексты, содержащие множество ошибок, написанные не очень грамотными людьми. Зализняк показал, что это представление ошибочно, что в действительности берестяные грамоты были написаны грамотно, но с использованием особых графических систем, которые он назвал бытовыми. Это открытие позволило вскрыть истинное значение берестяных грамот для истории русского языка и для славянского языкознания в целом.

Главная книга Зализняка о берестяных грамотах называется «Древненовгородский диалект». Этот диалект, можно сказать, был заново открыт Андреем Анатольевичем, который дал полнейшее описание его фонетики, морфологии и синтаксиса, показал, насколько значительно речь новгородцев и псковичей, отличалась от других локальных разновидностей древнерусского языка.

Понимание архаичной специфики древненовгородского диалекта шло рука об руку с постоянным перечитыванием берестяных грамот, найденных на раскопках прежних лет. Зализняку вообще было свойственно возвращаться к тому, что он делал раньше, к своим прежним работам в стремлении приблизиться к более точному прочтению древнерусского текста. Мне пришлось много работать с ним, и я всегда удивлялся его способности найти решение для, казалось бы, неразрешимых задач. Подчас казалось, что фраза, которая в предыдущем прочтении выглядела грамматически неуклюжей или вовсе была лишена смысла, оборачивалась великолепным образцом емкой, лаконичной древнерусской речи. Эти замечательные результаты были бы невозможны, если бы к берестяным грамотам Андрей Анатольевич не подошел бы, имея за плечами огромный опыт работы с языками различного грамматического строя.

Он обладал удивительной способностью превращать в систему, наводить порядок в огромных массах языкового материала. Его излюбленным жанром был грамматический очерк одного языка, причем спектр языков был весьма широк: французский, санскрит, древнеперсидский, арабский – курсы всех этих языков в разные годы он читал на филологическом факультете Московского университета. Способность изложить эти языки у него была такова, что после небольшого грамматического введения, слушатели могли уже непосредственно переходить к чтению оригинальных, неадаптированных текстов на этих языках.

Кандидатская диссертация Андрея Анатольевича Зализняка была посвящена русскому именному словоизменению. Было ясно с самого начала, насколько совершенный теоретический труд представляет собой эта работа. И именно на ее основе был создан грамматический словарь русского языка – книга, имеющая непререкаемый авторитет в научном сообществе. Это удивительное с точки зрения полноты и точности описание грамматической системы русского языка. Словарь был составлен еще в докомпьютерную эпоху, на карточках. Андрей Анатольевич не раз вспоминал, что эти карточки размещались в трех ящиках, позаимствованных из булочной. Так вот написанная таким образом книга является основой алгоритма машинной обработки текстов на русском языке, и когда, например, мы осуществляем поиск в русском сегменте Интернета или осуществляем компьютерную проверку орфографии, мы используем грамматический словарь Зализняка

После смерти Андрея Анатольевича много раз цитировалась его речь при вручении ему премии Солженицына, где им был сказаны замечательные слова: «Истина существует и цель науки её поиск». Сказать эти слова нужно было иметь право. Вот у Зализняка было такое право, потому что всё, что он сделал в науке – было образцом бескомпромиссного и последовательного служения научной истине. Поэтому для всех, кто его знал, учился у него, слушал его лекции, безусловно, связывает с ним свое представление об идеале ученого».

«Как было сказано на прощании с Андреем Анатольевичем: «Зализняк представляет собой целую планету, это космос, это Вселенная» — и это действительно так, — добавляет Елена Рыбина. – Что касается Новгорода, берестяных грамот, интересен сам факт его появления у нас. Долгое время лингвисты к берестяным грамотам относились небрежно. Историки сами читали тексты, что-то понимали, что-то не понимали. Но когда в экспедиции появился Андрей Анатольевич Зализняк, всё встало на свои места. Не случайно Валентин Лаврентьевич Янин назвал его Зализняка лучшей находкой Новгородской экспедиции. Теперь мы действительно очень хорошо понимаем, что без лингвистов грамоты читать нельзя.

Как появился Андрей Анатольевич в Новгороде. В 1980-1981 годах нам стало известно, что какой-то человек читает на математических конференциях о берестяных грамотных. И в декабре 1981 года мы с Валентином Лаврентьевичем Яниным отправились на чтения, посвященные выдающемуся лингвисту Виноградову, где был доклад Андрея Анатольевича Зализняка, посвящённый одной очень сложной грамоте. Мы сидели, открыв рот. Из его уст звучала настоящая детективная история. Перед нашими глазами просто распутывалась цепочка непонятных связей и всё становилось абсолютно ясным. После доклада мы пригласили Андрея Анатольевича на кафедру, показали ему грамоты и предложили приехать в Новгород. С 1982 года Зализняк стал постоянным сотрудником Новгородской экспедиции. Годы работы с ним были невероятным счастьем.

Прежде чем создать свой труд «Древненовгородский диалект», Андрей Анатольевич пересмотрел весь корпус берестяных грамот, переосмыслил его, потому что многие чтения были неверными. Он всегда с таким ликованием делился новыми открытиями. Будучи сам не просто талантливым, а гениальным ученым, он очень ценил людей творческих, которые большим энтузиазмом относится к своему делу. Владимира Ивановича Поветкина, в частности, который не только занимался прорезями, но и активно участвовал в их чтении.

Когда мы познакомились с Андреем Анатольевичем, я спросила, как он относится к «Слову о полку Игореве». Он замахал руками сказал что это национальное достояние и его трогать нельзя. Но постепенно, когда стали выходить очередные работы, которые утверждали, что «Слово» было фальсифицировано в 18 веке, его, как лингвиста, это задело. И он «Слово о полку Игореве» разобрал, можно сказать, по косточкам с точки зрения языка и нашёл в нём очень много элементов которые к 18 веку давно исчезли. То есть если бы это произведение сочинялось в 18 веке, то это должен был быть какой-то сверхчеловек, сверх гениальный ученый, потому что задолго до него многие элементы русского языка исчезли.

К 70-летию Андрея Анатольевичем мы подготовили очень необычный подарок. К тому времени он передал нам заметки своих поездок по Европе. Когда он в первый раз попал в Париж в 56-м году, это, конечно, произвело на молодого человека невероятное впечатление и казалось, что это никогда не повторится, поэтому решил вести записи. Когда рухнул железный занавес, он стал очень много путешествовать, его приглашали в различные университеты Германии, Швейцарии, Италии, но он все равно продолжал вести дневник. И вот к 70-летию Андрея Анатольевича мы решили издать эти записи как книгу в единственном экземпляре.

Когда Андрея Анатольевича не стало, близкие друзья и коллеги решили, что хорошо бы издать эту книгу уже для всеобщего чтения. И теперь «Прогулки по Европе» может прочитать любой желающий. Когда я впервые прочитала эти заметки, я просто не могла какое-то мгновение понять, где я нахожусь. Настолько все насыщенно было описано, что ты невольно погружаешься в весь этот мир Андрея Анатольевича – великого, талантливого человека.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Введите имя