Личный кабинет
  • Погода: 0oC
  • $: 65,99
  • €: 74,90
  01.10.2018 17:03

Директор проектного офиса НТИ: «Через 10-15 лет все производства перемигрируют из Азии обратно»

Директор проектного офиса НТИ: «Через 10-15 лет все производства перемигрируют из Азии обратно»

В рамках совместного проекта «Пароход онлайн» и Университета НТИ «20.35» мы поговорили с операционным директором проектного офиса НТИ Сергеем Абдыкеровым о роли инноваций в нашем обществе, их экономической пользе и взаимоотношениях новаторов с властью.

– Университет НТИ – это инновационный проект для нашей страны в сфере образования. Как вам кажется – чем продиктованы такие изменения? Разве старая образовательная система при взаимодействии со студентами уже не даёт нужных результатов?

– Нет, старая система в быстро меняющемся технологическом мире не может ответить на новые вызовы. Она заточена на длинные циклы обновления – трёхлетки, пятилетки или более. С одной стороны система высшего образования пытается перейти на некоторую модульность, добавить вариативности. Но пережитки фундаментальной косности остаются. Это очень жёсткий скелет – такой фиксированный набор направлений, а в пределах каждого из которых только сейчас появилась некая вариативность. Отсюда же вытекает проблема того, что оценка качества образования завязана на каких-то критериях. Это легко проверить и перепроверить. Это значит, что в основе этих оценок лежат какие-то всем известные данные. То есть, эта система завязана на старом опыте. Сейчас всевозможные научные комиссии будут очень долго разбираться прежде чем поставить гриф «одобрено». Тут можно провести аналогию со спортом, где всё легко замеряемо и измеряемо. Там законы стандартизированы. При этом спорт высоких достижений похож на рынок инновационных разработок – там вечно идёт поиск новых практик, лучших методов. Постоянно появляется новый контент. Да, иногда он полусырой. Случается, что стирается грань между обучением и исследовательской деятельностью. Например, команда, которая занимается каким-то проектом – она учится или она делает? Это – реальность сегодняшнего дня. Цель НТИ – научится мыслить в условиях новой цифровой реальности. В какой-то степени мы вернёмся к истокам университетского образования – тогда был больший уклон в философскую составляющую. В основе всего был мастер, а вокруг него собирались ученики. Вот она – проектная логика, логика творческих лабораторий. На это мы и делаем ставку в университете.

– Ваша роль в проекте НТИ – посредник между образованием и властью. Как вы рассказываете чиновникам о необходимости инноваций и цифровой экономики? Этот процесс идёт со скрипом?

– Он идёт с безумным скрипом. Тут есть некая дуальность. Система устойчива – она работает по каким-то принципам и не пускает в себя ничего нового, поэтому не даёт себя пошатнуть. И приходится прикладывать много творческих усилий, чтобы объяснить на образном, экономическом и философском языке для разных аудиторий, принимающих решения, что за этим будущее, и у России с проектом университета НТИ появилась возможность заявить о себе. Наша страна всегда славилась своими левшами, талантами. И наш проект нацелен на их вовлечение и поддержание в них этой искры.

Директор проектного офиса НТИ: «Через 10-15 лет все производства перемигрируют из Азии обратно». Фото 2

У нас, на самом деле, нет какого-то существенного отставания. Многие руководители от образования отмечали, что им нравятся наши начинания. Университет НТИ – это большой эксперимент в масштабах страны, и я рад, что мы смогли убедить правительство в том, что на него надо пойти.

– А власть понимает суть того, что вы делаете?

– По обывательски, конечно, хочется сказать – «нет, что ж они понимают». С другой стороны – всё не так однозначно. Инновации имеют такую тонкую границу. И очень часто нам пытаются выдать то, что не несёт в себе экономической цели. А у чиновника задача – отсеять то, что несёт в себе цель познание мира и оставить лишь то, из чего можно будет извлечь экономическую выгоду. И в этом проблема увлечённости инноваторов – ведь каждый верит, что именно его искусственный интеллект будет самым лучшим. И в погоне за техническим совершенством забывается, у этого решения в конце должен быть осязаемый экономический эффект. Это должно быть куда-то встроено – должен возникнуть покупатель, клиент и так далее. То есть, языковой разрыв чиновника и инноватора заключается в этом. То есть, государственная поддержка должна вылиться в какой-то экономический эффект. И инноватор должен уметь считать и обосновать любое предложение на языке цифр. Целью проекта должна быть либо прибыль, либо снижение издержек. Это – два самых простых критерия, которыми проверяется любая инновация.

– Результаты вашей работы будут применяться в государственном секторе или они будут удобны для бизнеса?

– Государству не нужно быть потребителем инноваций. Оно должно быть немного неповоротливым. Мы все – маленькие букашки и едем на спине большой черепахи. И это нормально, что эта черепаха устойчиво и неспешно едет. И основная государственная задача тут – выработать нормы и правила, которые приведут к большему развитию. Это – вопрос регулирования. Он стоит на первом месте. Если говорить про цифровую экономику, то тут у государства цель получить максимальный экономический эффект от зрелых IT-технологий. Это снижение издержек в экономике – транспорт, логистика, ЖКХ, да что угодно. Выборы и референдумы становятся дешевле. А с точки зрения бизнеса это всё может быть чистой экономической прибылью. Появится рынок, спрос, поддержка экспорта. Тут интересы государства и предпринимателей немного разнятся.

Директор проектного офиса НТИ: «Через 10-15 лет все производства перемигрируют из Азии обратно». Фото 3

– А что делать человеку в условиях, когда почти весь труд будет автоматизирован?

– Учиться, учиться и ещё раз учиться. На самом деле вряд ли все станут учёными, и крен пойдёт в сторону творческих профессий. Через 10-15 лет все производства обратно перемигрируют из Азии к месту нашего жительства. Наши умные фабрики, собирающие из «Лего» что угодно, будут рядом с нашим домом. Тогда появится запрос на фрилансеров и рукодельников. Фабрики будут выпускать огромное количество одинаковых стульев, но каждый человек захочет, чтобы у него был особенный. Кто-то будет обклеивать их листьями, кто-то бахромой. Будет бум «хэнд-мэйда». Индустрия ручного труда пойдёт в гору. И вообще фантасты всё уже написали. У Ефремова в «Туманности андромеды» есть отличный образ мира, где все люди поголовно заняты творческими делами – на Земле живут художники, поэты, музыканты, учёные. У всех есть исследовательский интерес к чему-либо. Физический труд в этом мире – это скорее развлечение. Это ещё впереди, как и интереснейшие задачи и вызовы.   

Беседовал Матвей Николаев

Фото: открытые источники, архив редакции

Поделиться:
Написать нам

Комментарии

Сергей Беляков  01.10.2018 18:42. Ответить
Ну хоть Туманность Андромеды бы не трогали ). После прибытия Эрг Ноора, Дар Ветер просит найти себе тяжёлую физическую работу и отправляется в шахту.

И вот так у них везде с точностью высказываний (.
Елена Брусова, 01.10.2018 18:54. Ответить
Весь университет НТИ существует только потому, что они умеют рассказывать сказки о том, в чём никто другой ещё не разбирается. Как только направления НТИ выйдут из зачаточной стадии, образование по ним пойдёт в обычные университеты, которые готовят разносторонне образованных профессионалов.

А университет НТИ останется ловить рыбку в мутной воде новых инновационных отраслей. И может быть это и есть их миссия. Вот только к университетам они не имеют никакого отношения.