Личный кабинет
  • Погода: 12.6oC
  • $: 65,53
  • €: 75,92
  01.10.2018 16:00

Алексей Церковный: «Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку»

Алексей Церковный: «Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку»

Сегодня, 1 октября, отмечается Всемирный день музыки. Не секрет, что многие меломаны предпочитают слушать любимые записи на виниле. За последние несколько лет пластинки превратились из музыкального атавизма в модный мировой тренд. Любители винила нашлись и в Великом Новгороде. В нашем городе периодически проходят сходки и ярмарки ценителей пластинок. «Пароход Онлайн» поговорил о любви к винилу с владельцем одной из самых больших коллекций винила в Великом Новгороде Алексеем Церковным, который по совместительству оказался ещё и генеральным директором гостиницы «Интурист».

Алексей: Музыку я начинал слушать на радиоприёмниках. Когда я пошёл в школу, появились пластинки и кассеты. Потом уже появилась цифра – CD-диски. Они были интересны тем, что на них было много информации – все эти буклеты с рассказом об исполнителях. Тогда пластинки казались таким архаическим динозавром, который умирает и не заслуживает ничего, кроме как быть утилизированным и остаться в истории.

У меня появился компьютер, большее количество музыки я слушал на нём. После уже захотелось бывать на концертах, и оказалось, что исполнители, которые мне нравятся, либо вообще не приезжают в нашу страну, либо они уже умерли и ни на какой концерт их не пригласить. Например, Элла Фитцжеральд, Фрэнк Синатра. Я начал понимать, что тогда эту музыку нужно слушать как-то по-другому. А у нас в городе был магазин Hi-Fi техники. Hi-Fi – это высокая точность воспроизведения. То есть, ты должен услышать это примерно так, как это исполнялось в концертном зале или студии. Этот звук запал мне в душу. Я тогда ещё был у друзей в Германии – а у них была крутая Hi-Fi-аппаратура. Я слушал, и у меня складывалось ощущение, что я нахожусь на живом концерте, или музыканты просто пришли к нам в комнату и здесь нам играют. Я услышал музыку совершенно по-другому, и мне захотелось, чтобы так было всегда.

Приехал в Новгород, накопил денег и купил дороженный музыкальный центр. Но играл он совершенно не так. Я стал разбираться, в чём дело и оказалось, что каждый компонент – колонки, усилители, шнуры – всё должно подбираться отдельно. И только при правильной «сплавке» всех этих деталей всё заиграет, как надо. Это стоило много денег и в один момент у меня сложилось впечатление, что я вложил-то уже очень много, а в звуке всё равно присутствует какая-то искусственность – было что-то, похожее на голос робота, но не человека.

Алексей Церковный: «Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку». Фото 2

Я стал изучать вопрос. Оказалось, что в семидесятые годы делали технику, которая тембрально была ближе к человеку. Я стал искать такую аппаратуру. В Санкт-Петербурге на тот момент уже было достаточно такой техники – её привозили с японских аукционов, из Германии, Финляндии. Потихоньку у меня стали появляться какие-то компоненты.

Тогда же стали меняться мои музыкальные предпочтения. На смену эстрадной музыке из телевизора пришло желание слушать акустические инструменты, больше джаза. Потом появилась более сложная электронная музыка, у которой больше нюансов при воспроизведении. Тогда же в мой дом стала приходить классика.

В то время у меня ещё была «цифра». Это очень хороший, качественный носитель. Но мне стали говорить – мол, да, «цифра» хороша, но ты попробуй аналог. Я послушал, но не сказать, что сильно впечатлился. Ведь цифровое оборудование у меня было высокого качества, а виниловые проигрыватели заметно уступали им в качестве.

На виниле настройка играет огромную роль – там одна калибровка может занять пару дней у специалиста. «Голова» и игла на проигрывателе могут стоить дороже, чем он сам, потому что это настолько высокоточные штуки. Очень часто бывает так, что продаётся классный проигрыватель, но у него нет иглы. Смотришь – сколько она стоит – даже дороже, чем всё остальное. Тем не менее, сейчас этот рынок нормально заполнен. Ещё десять лет назад это было большой проблемой – купить какие-то комплектующие. Приходилось на онлайн-аукционах торговаться и долго ждать какую-нибудь детальку. Сейчас же с этим виниловым ренессансом появилось большое количество магазинов, которые предлагают комплектующие для современных проигрывателей. Какие-то детали для аппаратов 60-70-х тоже можно легко достать. В течение двух-трёх недель.

Алексей Церковный: «Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку». Фото 3

Когда я слушал винил в первый раз, меня впечатлил такой живой оттенок в звучании. Через какое-то время я стал углубляться в тему пластинок, разбираться. Приобрёл французский Швейцарский проигрыватель Lenco L70 68-года, его настроили и только тогда я услышал это волшебство, про которое мне рассказывали. 

(Тут в разговор вступает коллега Алексея по увлечению винилом Илья Сагиров)

Илья: Сам звук пластинок у меня отложился в памяти ещё с раннего детства. Оттуда же мне нравились все эти буклеты, вкладки, подробности о записи, тексты – это помогает глубже погрузиться в музыку, нежели простое прослушивание треков. И когда ты слушаешь музыку альбомами, то ты видишь перед собой законченное произведение, к которому будешь возвращаться, возможно, не один раз.

У винила совсем другая эстетика. Эта игла, эти скачки, шуршание – звук становится тёплым и живым. Возможно, что это фетишизм. Но и сама пластинка очень красива – её можно считать произведением искусства. Она большая – это позволяет вместить туда много образов.

Как-то мы купили предпоследний релиз Леонарда Коэна. Нам прислали пластинку и CD. Так вот, на диске не сказать, что плохой, но очень ровный звук – как каток. А звук с пластинки был похож на театр – музыканты как будто играли здесь.

Алексей Церковный: «Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку». Фото 4

Алексей: Да, тогда мы словно на концерте очутились. Мы сопереживали, вслушивались, чувствовали. А потом поставили ту же запись на CD, и волшебство пропало.

Есть один нюанс – в аналоге есть шум, от которого в цифре пытаются избавиться. Хотя на самом деле он не мешает – он отчасти создаёт более живую, понятную среду. Нам не нужна полная гробовая тишина, она неестественна. Ведь в полной тишине человеку априори некомфортно – ему уютно, когда его окружают какие-то звуки. А в цифре их вычистили – и я считаю, что зря.

Первые пластинки, которые купил, это альбомы Стинга. Потом были The Police – к ним я пришёл позже. Вопрос доступности и стоимости винила, конечно, стоит. Первое время я хотел приобрести какие-то джазовые записи и узнал, что они стоят по 15 000 рублей – и это ещё очень хорошая выгодная цена. Тогда я себя остановил, потому что я слушаю много музыки – в день по 4-5 часов. Часть фоном, часть вдумчиво. И если бы я скупал всё, что хотелось – я сидел бы, наверное, без денег.  

Есть лайфхак небольшой – советские пластинки «Мелодия». Там выпускалось много классных артистов – советских, западных, классика. Всё в очень хорошем качестве и по цене от 150 рублей. Югославские пластинки хорошие – они перепечатывали для себя западные записи, у них была очень крутая полиграфия.

Когда я начал собирать свою коллекцию винила пять лет назад, было сложно. Я не понимал, что и где брать – благо, в этом мне помогал интернет. Сейчас появились аукционы, где регистрируешься и потихоньку начинаешь во всё это въезжать. Там очень много пластинок, они пересылаются по всей стране.

Алексей Церковный: «Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку». Фото 5

В Новгороде тоже есть какое-то количество коллекционеров. Коллекция – вещь непостоянная. Вот я сегодня слушаю пластинку и понимаю, что это на один раз. А потом мне нужны деньги на пластинку, которую очень хочу. Я продам ту, которая «не зашла», и отложу деньги на новую.

Я стараюсь собирать записи с историей – 60-х, 70-х годов. У меня много джаза, много классики, к которой я сейчас прихожу постепенно. К джазу я приходил два или три года – я в него вникал, слушал разные направления, пытался понять, что ближе мне. Исходя из этого, и подбирал исполнителей. Больше люблю вокальный джаз – Эллу Фитцжеральд, Билли Холидей, Армстронга, и Дайану Кролл. У меня полная коллекция Стинга, Тома Уэйтса очень люблю, его тоже у меня много.

В последнее время мне нравится музыка, которая не несёт в себе большого количества диссонансов. Наверное, мне в жизни хватает этого бурления, стресса и от музыки хочется чего-то спокойного и гармоничного – чтобы это было напевно и окружало тебя какой-то тёплой лёгкой волной.

Я целенаправленно не задаюсь вопросом – сколько стоит всё моё оборудование и коллекция, чтобы не расстраиваться. Я стараюсь, чтобы максимальное количество средств уходило на музыку.

Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку. Тут ты не будешь переставлять треки, это способствует полному погружению в музыку.

Фото и текст – Матвей Николаев

Алексей Церковный: «Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку». Фото 6
Алексей Церковный: «Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку». Фото 7
Алексей Церковный: «Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку». Фото 8
Алексей Церковный: «Винил – это для тех, кто хочет увидеть или потрогать музыку». Фото 9
Поделиться:
Написать нам

Комментарии