Личный кабинет
  • Погода: 2.8oC
  • $: 68,00
  • €: 76,76
  21.09.2018 11:00

Виктор Смирнов. Россия в бронзе

Виктор Смирнов. Россия в бронзе

Восьмого сентября по старому стилю 1862 года открыли памятник Тысячелетия России.

Он стоит в центре новгородского кремля, словно громадный безмолвный колокол, навсегда вросший в эту древнюю землю. Другого такого памятника в мире нет. Он повествует не об одном событии, а о целом тысячелетии и посвящен не одному человеку, а всему народу. Он может восхищать или вызывать неприятие, но, увидев хотя бы раз, его уже не забудешь. Колоссальная масса металла как магнитом притягивает к себе, заставляя снова и снова обходить Памятник вокруг, и это завораживающее движение по кругу передает медленную поступь истории, а взгляд невольно скользит по спирали, с яруса на ярус, пока не останавливается на кресте, четко рисующемся на фоне неба.

Памятник так плотно населен скульптурными изображениями, что его можно рассматривать часами. Он рассказывает о тысячелетней истории громадной страны, но изображает ее такой, какой она виделась современникам. Это бронзовый сгусток идей и надежд того времени, в сущности, перед нами Памятник великим реформам Александра II.

Мы знакомы с Памятником уже много лет. Я успел изучить его привычки, и знаю, когда он пребывает в хорошем расположении, а когда в плохом. Это сразу отражается на его наружности. Он не любит сырую, мозглую погоду, под дождем он темнеет и выглядит вычурно и нескладно. Зато он удивительно хорош в пору «бабьего лета», в золотой раме осенней листвы, когда мягкое солнце высвечивает все его потаенные уголки, а лица населяющих его людей становятся оживленными и красивыми.

Хорош он и зимним утром, когда таинственно выступает из тумана морозной мглы. Зернистая изморось живописно лежит на его кольчугах, крестах, клобуках и митрах, и только тревожно за Пушкина, который стоит на морозе в сюртучке и легкой накидке, словно в тот роковой день на Черной речке.

Но особенно хорош Памятник с высоты птичьего полета. Краснокирпичная, унизанная башнями кремлевская стена кажется коралловым ожерельем, брошенным на зеленый бархат. Софийский собор выглядит статуэткой из слоновой кости, а сам Памятник напоминает антикварную бронзовую чернильницу на письменном столе старинной площади.

2.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 2

В 1862 году государству Российскому исполнялась ровно тысяча лет. За точку отсчета брался 862 год – год призвания варяжских князей, положивших начало первой русской династии. Для императора Александра II грядущий юбилей давал хороший повод заявить программу нового царствования. Был объявлен всероссийский конкурс. Пожалуй, впервые перед скульпторами была поставлена столь сложная задача: отобразить в бронзе и граните целое тысячелетие! Тем не менее, к установленному сроку было представлено пятьдесят два проекта. После бурных дебатов Совет Академии художеств тайным голосованием определил победителя. Им стал молодой художник Михаил Микешин.

У Микешина было трудное детство, мальчишкой он зарабатывал на жизнь рисованием этикеток для бакалейных лавок. Но потом судьба щедро отдарилась перед ним. Микешин был принят в Академию художеств, его дипломная работа понравилась императору Николаю, который пригласил молодого художника стать учителем рисования у великих княжон. Этот рослый кудрявый красавец скорее походил на кавалергарда, нежели на представителя богемы и пользовался громадным успехом у дам «густых вуалей», часто посещавших его элегантную мастерскую. При этом Микешин был по-настоящему талантлив и глубоко предан искусству. Выиграв конкурс на памятник, он без колебаний отказался от шестилетней стажировки в Италии, куда он должен был ехать, и с головой ушел в работу.

Тот факт, что в самом престижном российском конкурсе победил никому не известный новичок, стал сенсацией. Как ни странно, именно отсутствие опыта помогло Микешину найти уникальное решение, которое обеспечило его победу. Маститые конкуренты мыслили привычными скульптурными формами – колонна, храм или конная статуя. Не скованный традицией молодой художник придумал совсем другой образ. Его памятник одновременно напоминал и шапку Мономаха как символ династии и вечевой колокол как символ народа.

Тем временем в высоких сферах развернулась нешуточная борьба по вопросу о том, где ставить памятник. Сразу несколько городов: Новгород, Киев, Москва и Санкт-Петербург, бывших в разное время русской столицей, претендовали на памятник, и, следовательно, на проведение юбилейных торжеств. Александр II поддержал кандидатуру Новгорода. Он не раз бывал в этом городе еще цесаревичем и хорошо знал его историю. Вольнолюбивая репутация Новгорода царя не настораживала, а, напротив, привлекала. Он считал, что державность отнюдь не противоречит гражданским свободам, символом которых считался средневековый Новгород. В их соединение под сенью просвещенной монархии виделось ему цивилизованное будущее государства Российского.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 3

Теперь следовало определить дату празднования. Поскольку у Нестора был обозначен только год призвания Рюрика, день основания Российского государства властям пришлось назначать самим. Выбрали восьмое сентября (по старому стилю). В этот день сошлись еще три даты: празднование Русской православной церковью Рождества Пресвятой богородицы, годовщина Куликовской битвы и день рождения наследника престола Николая Александровича.

Стоимость памятника оценили в полмиллиона рублей. Сто пятьдесят тысяч собрали по стране в виде пожертвований. Остальное дала казна.

На Микешина свалился тяжкий груз. До означенного срока оставалось меньше трех лет. За этот срок предстояло вылепить памятник в глине со всеми его скульптурами, державой, барельефами, множеством больших и мелких деталей, затем перевести глину в гипс и отлить в бронзе. Было совершенно очевидно, что обычным путем последовательного выполнения работ двигаться нельзя, на это потребуется лет десять. Все придется делать коллективно, а по-русски сказать — артельно, и по нескольким направлениям одновременно.

Совет Академии художеств предложил привлечь к созданию памятника нескольких скульпторов, между которыми следовало распределить скульптурные группы памятника и барельефы пьедестала. Выражаясь современным языком, был создан временный творческий коллектив из признанных мастеров. Творческая «дирекция» возлагалась на Микешина. Материально-техническое обеспечение и практическое осуществление работ царь поручил Главноуправляющему министерства путей сообщения и публичных зданий генерал-адъютанту Чевкину.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 4

Точно к сроку Микешин с помощью своего друга и соавтора Ивана Шредера изготовил модели 19 главных фигур, затем состоялся их «дележ» между скульпторами. Микешину и Шредеру досталась вся верхняя группа из десяти фигур, в том числе фигуры Петра, Ивана и их окружение. Академику Залеману выпали три из восьми фигур — Михаил Романов, Владимир, Дмитрий Донской. Академик Михайлов взялся изготовить фигуру Рюрика.

Для работ такого масштаба требовалось огромное помещение, а единственная подходящая по размерам академическая мастерская была занята ректором академии Тоном, руководившим строительством храма Христа Спасителя в Москве. Микешин и мечтать не мог об этой мастерской, но вмешались могущественные силы, и грозный Тон вынужден был уступить безвестному юнцу.

Дело шло, как вдруг возникло препятствие, резко усложнившее творческую задачу, но зато обогатившее памятник блестящей находкой. Барельефы нижней части памятника лепил барон Клодт. Ситуация возникла щекотливая. Ректор академии, скульптор с европейским именем, автор знаменитых «Коней» на Аничковом мосту должен был работать под руководством своего вчерашнего студента. Уязвленный барон считал ниже своего достоинства консультироваться с Микешиным, не показывал ему своих эскизов, а когда все же представил, оказалось, что Клодт пошел по самому простому пути, продублировав на горельефе фигуры верхнего ряда.

Микешин никак не мог с этим согласиться и в свою очередь предложил изобразить на барельефе всех достойных людей, которые по разным отраслям знания, ума и науки способствовали возвеличению России. Памятник становился летописью в лицах, Пантеоном русской славы!

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 5

Перед авторами монумента встала новая задача. Из бесчисленной вереницы лиц тысячелетнего прошлого надо было выбрать сотню самых достойных. Микешин обратился с письмами к самым авторитетным историкам и писателям с одной и той же просьбой: помочь в выборе персонажей горельефа. После долгих споров Микешин предъявил Чевкину список великих людей, поделенных на четыре группы: просветители, государственные люди, военные люди и герои, писатели и художники.

Проще всего было бы расставить фигуры в хронологической последовательности, придав им парадные позы античных героев. Но Микешин понимал, что эта унылая шеренга не произведет сильного впечатления. Ему удалось соединить все фигуры как бы одним сюжетом, получался непрерывный исторический рассказ, рассчитанный на круговой обход. Обойдя памятник один раз, зритель должен был захотеть обойти его и другой раз, всматриваясь, вдумываясь, углубляя свои ощущения.

Наученный горьким опытом с Клодтом, Микешин привлекал к работе молодых скульпторов, вчерашних студентов. Почти вся молодежь, работавшая с Микешиным, составила плеяду известнейших впоследствии русских скульпторов — Николай Лаверецкий, Матвей Чижов, Александр Любимов.

В официальном журнале «Месяцеслов» за 1861 год появилось изображение памятника в окончательном варианте и его краткое описание. Публикация вызвала большой шум. В ученых кругах с новой силой вспыхнул давний спор норманистов и антинорманистов.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 6

Не только в прессе и светских салонах, но и в трактирах и частных домах только и разговоров про то, кто попал на памятник, а кто нет. Всякий образованный человек желал высказать свое мнение по этому поводу. Больше всего споров разгорелось вокруг царей. Почему Михаил Романов, Петр Великий, Владимир Святой изображены дважды, но вовсе не нашлось места для Елизаветы Петровны, Анны Иоановны, Павла I? А главное, почему нет Иоанна Грозного?! И правильно, что нет, возражали оппоненты. Нет первого русского тирана, поправшего все человеческие и христианские законы, нет растленного маньяка, уничтожившего лучших мужей государства Российского.

При окончательном утверждении списка вдруг выяснилось, что на памятнике отсутствовал отец царствующего государя – Николай I. Александр II в душе не одобрял царствование покойного родителя и не хотел бы видеть отца на памятнике. Однако поскольку немалая часть его собственного окружения, включая ближайших родственников, была с этим не согласна, он предпочел уступить. Скульптор Залеман взялся в короткий срок вылепить усопшего императора, и Николай сел рядом с Александром I.

3.

Об отливке памятника «Тысячелетие России» обычно говорят мимоходом. Между тем это была беспримерная по масштабам и сложности работа. Требовалось в кратчайшие сроки отлить в бронзе 19 главных фигур, 109 фигур горельефа, изготовить громадный шар-державу со сложным орнаментом и надписью, а также бордюры, решетку, фонари и великое множество отдельных деталей. На все про все отводилось три месяца.

Когда фигуры были готовы, приступили к отливке шара-державы, покрытого крестообразным орнаментом, с надписью по окружности: «Совершившемуся тысячелетию Российского государства в благополучное царствование императора Александра II лета 1862». Изготовили крест по оригинальному рисунку архитектора Виктора Гартмана, друга Микешина. Отлили ажурную решетку и шесть фонарей с канделябрами по рисунку профессора Боссэ.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 7

Первого июля 1862 года фабрику Плинке и Никольса посетил царь. Фабриканты могли с чистой совестью предъявить готовый заказ. Все было сделано точно к сроку, с изумительно высоким качеством. Как на параде стояли выставленные для осмотра статуи государей, военачальников, князей и митрополитов. А напротив, сложив на кожаных передниках тяжелые руки, стояли те, кто породил их в жаре и грохоте литейки, в блеске трепетных огней, дыша ядовитыми испарениями, с надсадой ворочая тяжкий ковш с расплавленным металлом, иногда выбегая на воздух, чтобы отдышаться и охолодить пригоршней воды раскаленное лицо. Имен этих людей мы уже не узнаем, имя у них у всех одно — русские мастера.

...Пока в Петербурге отливали статуи, в сотне верст от столицы, на Сердобольских каменоломнях на берегу Ладожского озера, шла другая, не менее трудная работа. Местный серый гранит, известный своими превосходными качествами, был предназначен для облицовочных плит цоколя. Гранит этот хорошо поддавался полировке, стойко противостоял атмосферным воздействиям и прекрасно гармонировал с темной бронзой изваяний. Везли гранитные глыбы водой, на баржах, через бурную Ладогу.

В Новгороде уже полным ходом шли строительные работы. Заминка получилась только при выборе подходящего места для монумента. Новгородцы предложили на рассмотрение три площадки. Одна – в центре кремля напротив Софийского собора, но здесь уже стоял памятник дворянскому ополчению 1812 года. Другая -- на Ярославовом дворище – сразу была отвергнута ввиду малых размеров и покатости рельефа. Третья – городская площадь перед зданием Дворянского собрания – подходила по размерам, но казалась непропорциональной, и кроме того была окружена непрезентабельной застройкой. В конце концов остановились на кремлевской площадке, решив перенести памятник дворянским ополченцам к Дворянскому собранию.

В мае 1861 года на освобожденной площадке в кремле состоялась торжественная закладка памятника. После молебствия, совершенного митрополитом Исидором, в выемку в гранитном фундаменте опустили бронзовый ящик с памятными медалями и золотыми монетами. Работы начали с тщательного исследования грунта. Чтобы докопаться до материковых пород, которым можно было доверить махину памятника, пришлось заглубляться на десять метров. Для прочности забили под фундамент шестьсот шестиметровых дубовых свай, на них легла мощная бутовая кладка на растворе. В разрезе кажется, что под монументом находится еще один такой же, как бы в зеркальном отражении. Внутри пьедестала была оставлена пустота, сам фундамент представлял собой цилиндрическую стену с радиальными перегородками к центру для более равномерного распределения тяжести.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 8

Летом 1862 года из Петербурга водой прибыли бронзовые части памятника. Через месяц они уже стояли на своих местах, надежно и незаметно закрепленные болтами и шпильками. Пьедестал оделся отполированными до зеркального блеска гранитными плитами, подогнанными с миллиметровой точностью. Его опоясал горельеф. Каменщики мостили тротуары олонецким булыжником. Напоследок установили ажурную бронзовую решетку и шесть фонарей на бронзовых канделябрах. На огромное тело памятника набросили серое полотно, скрывая его до поры от любопытных глаз...

4.

Грядущий праздник влил Новгороду свежую кровь. Со всей округи потянулся мастеровой люд: каменщики, плотники, маляры. Повсюду кипела работа: ремонтировали здания, мостили мостовые, исправляли улицы. Особо занялись кремлем. Капитально обновили присутственные места, заново перемостили площадь, заделали провалы в крепостной стене, одели башни крышами. Шутка ли, на три дня Новгород снова становился столицей России!

В первых числах сентября в город стали прибывать для участия в параде лучшие полки — кирасирский, гвардейский кавалерийский, уланский, гусарский— всего десять тысяч военных. Специально в честь празднования было учреждено временное генерал-губернаторство, которое лично возглавил великий князь Николай Николаевич. В канун праздника в город стал стекаться народ, поезда приходили переполненными, люди плыли пароходами, тряслись на почтовых, шли пешком. Гостиницы и частные дома были забиты до отказа, население города утроилось.

С нетерпением ждали прибытия государя, не желая верить слухам, что ввиду возможного злоумышления он в Новгород не приедет.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 9

...Вечером 7 сентября огромные толпы стояли по берегам Волхова в ожидании царского парохода. Императорская чета и другие члены августейшей фамилии плыли на пароходах «Красотка» и «Кокетка». Когда два белоснежных судна показались вблизи Антоньева монастыря, ударили колокола, взлетели шапки, раздались крики «ура». На причалившей следом «Кокотке» прибыли высшие должностные лица страны, члены Сената и Синода, министры, дипломатический корпус. Для временной резиденции императора был выбран митрополичий дом на территории кремля.

С утра император принимал местное дворянство. Выслушав приветствие губернского предводителя князя Мышецкого, император произнес краткую ответную речь:

– Поздравляю вас, господа, с тысячелетием России. Рад, что мне суждено было праздновать этот день с вами в древнем нашем Новгороде, колыбели царства всероссийского. Да будет знаменательный этот день новым залогом неразрывной связи всех сословий земли русской с правительством, с единою целью счастия и благоденствия дорогого нашего Отечества.

По окончании соборной литургии, которую совершил митрополит новгородский и петербургский Исидор, крестный ход направился к закрытому покрывалом памятнику. Наступил самый торжественный момент праздника. Придворная капелла грянула 2-е хоровое Бортнянского. По знаку государя, заструившись, соскользнуло с тела памятника серое покрывало, ударил салют из пушек и ружей, взлетели галки со старых кремлевских лип, и, перекрывая всех и вся, подал голос двухтысячепудовый главный колокол Софийской звонницы, на который тотчас отозвались заливистым перезвоном все колокола. Под гром оркестра слитными рядами промаршировала мимо памятника пехота, покачивая белыми султанами, прогарцевала конница.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 10

Вечером новгородское дворянство давало бал в честь государя. Здание дворянского собрания сияло огнями. Все мужчины, кроме Микешина, были в военных мундирах. Распоряжался балом великий князь Николай Николаевич. Играл знаменитый оркестр Лядова, в первой паре «польского» шли императрица с новгородским предводителем дворянства князем Мышецким, во второй — государь с княгиней Мышецкой. Бал продолжался до раннего утра.

Пресса потом долго обсуждала празднование тысячелетия России. Символика новгородского праздника была очевидна. Царь-освободитель возвратил Новгороду увезенный Иваном III вечевой колокол, даруя этим жестом свободу всему русскому царству. Точнее других выразила смысл затеи с памятником «Северная пчела»:

– Россия стоит на рубеже двух времен: прежде преобладала идея государства; теперь с дарованием прав крестьянам, начинает являться личная свобода: из этих двух стихий должна составиться жизнь народная.

Сам император еще долго вспоминал празднование тысячелетия. Вернувшись из Новгорода, он писал брату, великому князю Константину, в то время наместнику в Царстве Польском: «самая церемония была великолепна и трогательна донельзя».

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 11

Новгородский монумент сделал Михаила Микешина знаменитым. И хотя по его проектам были возведены еще несколько престижных монументов, среди которых памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге и Богдану Хмельницкому в Киеве (на фото), имя Микешина отныне всегда будет связано с новгородским «колоколом».

5.

После революции в стране началась кампания по борьбе со старорежимными памятниками. Были снесены монументы Ермаку в Новочеркасске, Сусанину в Костроме, Козьме Минину в Нижнем. Дело было, конечно, не в памятниках, а в самой памяти, из которой следовало вытравить прошлое.

Следующим по очереди на снос должен был стать новгородский монумент. Вспомнили, что во время Гражданской войны он появился на денежных купюрах, выпущенных правительством генерала Деникина. Вышла брошюрка под заглавием «Памятник тысячелетию самодержавного гнета». Зав. губземотделом товарищ Дешевой, окна кабинета которого выходили прямо на монумент, не раз с горечью восклицал: «Вот он, наш позор! Сплошные цари и монахи. Сколько цветметалла пропадает, давно пора в переплавку».

Но то ли не дошли руки у товарища Дешевого, то ли не поддержали наверху, но памятник уцелел, и только на революционные праздники его всякий раз зашивали сверху донизу фанерными щитами, чтобы проходящие мимо колонны демонстрантов видели не старорежимных деятелей, а классово выдержанные лозунги, которыми сверху донизу был расписан огромный фанерный стог на площади.

6.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 12

В начале января 1944 года немецкий комендант Новгорода генерал фон Герцог в задумчивости расхаживал по кремлю. Чутье старого вояки подсказывало ему, что город скоро придется оставить, и теперь его мысли вращались вокруг трофеев. Все наиболее ценное было уже вывезено: церковная утварь, иконы, бронзовые ворота, содраны золоченые листы с купола Софии. Убедившись, что ничего ценного не осталось, генерал собрался уходить, как вдруг взгляд его упал на припорошенный снегом Памятник. Майн Готт, как же он раньше не догадался! Памятник хотя и пострадал, но был в хорошем состоянии. Он, несомненно, обладал значительной стоимостью: ценный материал, прекрасная, хотя и русская, работа, и в целом производит внушительное впечатление. Генерал фон Герцог неожиданно вспомнил милый сердцу уютный городок Инстербург, где прошла его юность, и своего друга Эриха, ставшего бургомистром. Нахлынули сентиментальные воспоминания, захотелось сделать подарок старому камраду. А почему бы не послать ему в качестве подарка русский памятник? Пусть он украсит главную площадь Инстербурга, и пусть на нем будет табличка, удостоверяющая, что это дар генерала фон Герцога, местного уроженца.

Трудности с перевозкой генерала не смущали. Уже на следующий день саперная рота прокладывала узкоколейку от кремля до вокзала, другая группа вела демонтаж памятника. Поскольку времени было в обрез, крепежные болты перерубали зубилами, а статуи сбрасывали с высоты. Падая и тяжко ударяясь о булыжник, они калечились и долго гудели, словно стонали.

Уже собирались начать погрузку, как вдруг утром 20 января началась бешеная артподготовка, русские прорвали фронт в двух местах, и чтобы не оказаться в мешке, генерал фон Герцог с гарнизоном спешно покинул Новгород, поруганный и загаженный настолько, насколько были способны сделать это оккупанты, предчувствовавшие свою скорую гибель.

День выдался морозный. Солдаты 221-й стрелковой дивизии, остыв от горячки боя, теперь с болью обозревали город, который они только что освободили. Города попросту не было. Он просматривался насквозь, кругом — одни руины, остовы церквей да печные трубы. В центре кремля торчал наполовину демонтированный Памятник. Верхняя часть шара-державы была снесена, словно напоминая о наполовину захваченной врагом России, а вокруг, точно трупы на поле боя, валялись полу засыпанные снегом статуи. Дмитрий Донской в бессильной ярости грозил поднятым мечом, Владимир закрывался крестом от удара, Михаил Романов молил Бога о пощаде, Петр мертвыми глазами смотрел в низкое зимнее небо...

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 13

Даже всего навидавшимся фронтовикам стало не по себе. Все поняли драматическую символику разрушенного Памятника. Оставлять его в таком виде, значило оставлять поруганной Россию, и поэтому, не дожидаясь приказов и указаний, было решено немедленно восстановить Памятник. Такое могло быть только в России: уничтоженный город начали отстраивать не с жилья, не с бани, не электростанции, а с монумента.

Восстанавливали Памятник восемь голодных и холодных работяг во главе с новгородским реставратором Чернышевым. В лютую стужу, под порывами ветра, пронзающего кремль сквозь арки насквозь, под удаляющийся гром канонады эти восемь приступили к делу, казавшемуся неподъемным. У них не было почти ничего, кроме рук и природной мужицкой сметки. Предстояло затащить на десятиметровую высоту фигуры огромной тяжести. О подъемном кране не приходилось и мечтать, и, поразмыслив, они вкруговую обнесли Памятник лесами, положили наклонный настил из досок, а на него — рельсы от немецкой узкоколейки. На рельсы поставили вагонетку, наверху закрепили треногу и обычную лебедку. Дальше уже просто: укладывали статую на вагонетку и медленно, по сантиметру, тащили ее по настилу к своему законному месту.

Но прежде чем подымать фигуры, пришлось с ними много повозиться. При падении статуи деформировались, особенно трудно пришлось с восстановлением державы. Секторные плиты огромного шара погнулись, приходилось помногу раз поднимать и опускать их вниз, чтобы исправить и подогнать. И так с каждой из 350 частей и деталей! Одних только крепежных болтов понадобилось полторы тысячи, свинцом зачеканили 150 метров шов. С огромным трудом выправили на одном из заводов искореженный православный крест.

Заново открывали Памятник 2 ноября 1944 года. Редкостный кадр кинохроники запечатлел кучку людей в ватниках и шинелях, неуверенные улыбки на худых, разучившихся улыбаться лицах. Но в их глазах вновь загорелся свет...                 

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 14

...А памятник «Тысячелетие России» отныне стал жить своей жизнью, не зависящей ни от его создателей, ни от властей. Что до простых новгородцев, то независимо от политической моды они сразу стали считать памятник, наряду с Софией, главной городской достопримечательностью, с гордостью показывая его всем приезжим. Его судьба неотделима от судьбы России. Как и Россия он пережил всё: революции и войны, клевету и забвение, его не удалось ни закрыть от мира фанерным социализмом, ни увезти в фатерланд. И что бы ни случилось, люди будут идти и идти к нему, на поклонение своему прошлому, в надежде на будущее...

Описание памятника

Общая высота – 15,7м.

      Высота гранитного пьедестала – 6м.

      Диаметр гранитного пьедестала – 9м.

      Диаметр шара-державы – 4м.

      Вес шара-державы – 6400кг.

      Длина горельефного фриза – 26,5м.

      Вес одной колоссальной фигуры – 2400кг.

      Высота колоссальных фигур – 3,3м.

      Высота креста на шаре-держав – 3м.

      Вес креста на шаре-державе – 448кг.

      Вес бронзового литья – 65,5 тонн

      Общий вес памятника вместе с фундаментом – 96 тонн

      Общее количество фигур– 128

В том числе:

      Фигуры первого яруса – 2

      Фигуры второго яруса – 17

      Фигуры третьего яруса (горельефа) – 109

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 15

Композиционно памятник состоит из трех ярусов, своего рода этажей, каждый из которых, выполняя функции общего замысла, несет вполне самостоятельную творческую и смысловую нагрузку.

Первый, самый верхний ярус представлен группой «Православие». Группа состоит из двух фигур, олицетворяющих собой православную веру – фигуры России и ангела, слетевшего с небес. Первоначально предполагалось изображение двух ангелов, но затем у Микешина родился образ России в виде коленопреклоненной молодой женщины в национальном костюме и горностаевой мантии. Одной рукой она поддерживает круглый щит с изображением двуглавого орла и датой – «1862». Небесный вестник, символизирующий православную веру, осеняет Россию крестом. Крест, выполненный по эскизу Виктора Гартмана, является высшей точкой памятника и придает ему особую одухотворенность.

Подножием верхней группы служит огромный бронзовый шар, аллегорически обозначающий державу. Он украшен сложным крестчатым орнаментом и опоясан надписью славянской вязью: «Свершившемуся тысячелетию Российского Государства в благополучное царствование Императора Александра Второго, лета 1862».

Вокруг шара-державы размещены семнадцать трехметровых фигур, объединенных в шесть скульптурных групп, отображающих «Шесть эпох государства Российского».

В каждой группе главенствуют государи, олицетворяющие каждый свою эпоху. Рюрик представляет основание государства Российского, Владимир Равноапостольный – крещение Руси, Дмитрий Донской – освобождение от татарского ига, Иоанн Третий – начало единодержавия, Михаил Романов – восстановление царства после Смуты. Замыкает круг Петр Великий, основатель Российской Империи.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 16

Основание государства Российского – 862 г.

Группа состоит из двух фигур – Рюрика и идола Перуна. Первый русский государь изображен в полном воинском облачении, со звериной шкурой на плечах. Лепивший скульптуру академик Павел Степанович Михайлов изобразил основателя русской династии суровым воином, привыкшим доказывать свою правоту мечом, рукоять которого он сжимает левой рукой. Правая рука Рюрика опирается на остроугольный щит, на котором выбита надпись кириллицей «Лета 6370». Эта летописная дата призвания варягов, соответствующая 862-му году по новому летоисчислению и была официально признана датой основания Российского государства.

Слева от Рюрика, в углублении под шаром, виден идол Перуна, языческого божка дохристианского культа наших предков.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 17

Введение христианства – 988 г.

Выполненная скульптором Робертом Карловичем Залеманом трехфигурная композиция повествует о принятии христианства на Руси. В центре композиции – святой равноапостольный князь Владимир в полном княжеском одеянии. В его высоко поднятой правой руке византийский восьмиконечный крест – символ спасения. Движением левой руки князь повелевает старику-славянину разбить языческого идола, которому он сам еще недавно поклонялся и приносил жертвы. Справа от князя молодая мать, несущая для крещения своего младенца.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 18

Начало освобождения от татарского ига – 1380 г.

Двухфигурная группа, выполненная также Залеманом, изображает князя Дмитрия Ивановича Донского, попирающего ногой поверженного ордынца. Герой Куликовской битвы изображен в полном боевом облачении. На нем кольчуга и шлем, в правой руке – шестопер, в левой – татарский бунчук с полумесяцем. Поза князя дышит уверенностью и отвагой.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 19

Основание самодержавного царства Русского – 1491 г.

Самая многочисленная группа второго яруса, состоящая из пяти фигур, выполнена Иваном Николаевичем Шредером. В центре ее – великий князь Иван Третий, изображенный в полный рост. На нем царское одеяние и шапка Мономаха, в правой руке князь держит скипетр, в левой – державу. По сторонам – поверженные фигуры покоренных народов. Справа – лежащий литовец со щитом и коленопреклоненный воин Золотой Орды, подносящий князю в знак покорности бунчук, что означало окончательную победу над татаро-монголами в 1480 году. Слева от великого князя полулежит, опираясь на локоть, сбитый с ног ливонский рыцарь, пытающийся защититься сломанным мечом. За ним, спиной к зрителю, стоящий на коленях простолюдин, поддерживающий державу. Этой фигуре, названной авторами «сибиряком», вероятно, отводилась двойная символика. «Сибиряк» одновременно олицетворял собой и начало присоединения Сибири к Русскому царству, и народную опору державы.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 20

Восстановление самодержавия – 1613 г.

Трехфигурная группа, выполненная академиком Робертом Карловичем Залеманом, изображает избрание на царство Михаила Романова и основание новой династии. Юный Михаил Романов стоит в позе молящегося, с непокрытой головой, взор его обращен к небу. Он уже принял державу, но прежде чем взять корону, просит Бога даровать ему мудрость и силу. По левую сторону стоит коленопреклоненный нижегородский гражданин Кузьма Минин, подносящий избраннику шапку Мономаха и скипетр. Справа в сильном, решительном движении запечатлен князь Дмитрий Пожарский, защищающий мечом юного государя от охотившихся за ним польских интервентов.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 21

Основание Российской империи – 1721 г.

Трехфигурная группа выполнена Иваном Николаевичем Шредером. В центре ее мощная фигура Петра Первого. В правой руке первый император Всероссийский держит скипетр, левая прижата к груди. Петр изображен с непокрытой головой, на нем мундир офицера Преображенского полка, поверх которого наброшена императорская порфира. Над плечом императора парит гений, осеняя его своим крылом и указуя предначертанный свыше путь. У ног Петра поверженный под Полтавой швед. Упав на колено, он пытается защитить свое порванное знамя.

Виктор Смирнов. Россия в бронзе. Фото 22

Самым «густонаселенным» явлеется нижний ярус. Это горельефный фриз, на котором изображены 109 выдающихся персонажей русской истории. Иногда эти изображения называют барельефом. Напомним, что на барельефе скульптурное изображение выступает менее, а на горельефе более, чем наполовину. А поскольку последних фигур на памятнике значительно больше, правильнее называть этот ярус горельефом. Фризом в архитектуре называется кайма или бордюр, украшенная сплошным орнаментом.

Просветители

В разделе представлен тридцать один персонаж, тридцать мужчин и одна женщина. Все фигуры выполнены Матвеем Чижовым, в ту пору студентом Академии художеств, однокурсником Ивана Шредера. Изображения персонажей этой группы в большинстве своем являются плодом фантазии художников, но некоторые имеют портретное сходство. Цифры на карте-схеме помогут вам различать просветителей.

Государственные люди

Государственными людьми именовались лица разных званий и состояний, которых объединяло стремление к упрочению государства, росту благосостояния народа, развитию экономики, военной мощи, путей сообщения, торговли, ремесел, наук и искусств. Сюда же относились выдающиеся законодатели и правители.

26 скульптур отдела выполнены Николаем Лаверецким, недавним выпускником Академии художеств, приверженцем классических традиций.

Военные люди и герои

Раздел представлен 36-ю персонажами. 26 фигур выполнены начинающим скульптором Матвеем Чижовым, остальные 10 – его молодым помощником Александром Любимовым.

Писатели и художники

Это самый малочисленный раздел горельефа. Он представлен шестнадцатью фигурами, выполненными Иваном Шредером.

Фото: архив издания, открытые источники

Поделиться:
Написать нам

Комментарии