Личный кабинет
  • Погода: 18.9oC
  • $: 66,47
  • €: 77,75
  23.08.2018 11:00

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут

Сразу к традициям – на первом же заборе при въезде в Сольцы красуется большое непристойное слово из трёх букв, знакомое всем. Можно, конечно, списать это на вандализм, но в антураже райцентра это похоже на крик о помощи. Восемь лет назад из местной военной части улетел последний боевой самолёт – и увёз с собой все жизненные надежды местного населения. Типичная, в общем-то, история. Когда всё существование городка завязано на военных – то их уход однозначно оставит местное население у разбитого корыта. То есть ни с чем. Отсюда на заборе и слово, состоящее из трёх букв.

Пересоленое местечко

Больше всего современные Сольцы гордятся небольшой пешеходной аллеей в центре города, которую окружают две автомобильные полосы. На обочинах ржавые девятки и «жигули» отражают яркие солнечные лучи на фоне двухэтажных облезлых зданий с заколоченными окнами. Культурный человек к таким бы и подойти побоялся, но всё же вынужден подходить. Просто рядом с одним из таких заброшенных домиков спрятан краеведческий музей. В дверях нас встречает методист Валентина Ивановна Ласточкина.

– На берегах реки Шелони находится много соляных источников, в каждом из которых свой химический состав воды, – рассказывает Ласточкина. – Поэтому первые поселившиеся здесь люди решили назвать местечко Со́льцы. Один из самых больших источников – Александровский – находился прямо в центре города и жители к нему ходили лечиться. Это вода, говорят, избавляла от всех болезней.

Дальше следует часовая лекция об истории Сольцов, полная деталей разной степени значимости. Самые эпичные фрагменты рассказа Ласточкиной почему-то вообще родного городка не касаются, а уходят глубоко в Новгород или вовсе в Северную Европу. Такова специфика небольших населённых пунктов в России – они целиком зависимы от разного масштаба столиц, даже в своей истории. Даже центральная улица в Сольцах называется Новгородской.

Но главное в лекции не об этом, а о том, что в центре Солецкого района не меняется ничего. Последние лет так триста – а то и больше. Поэтому любой фрагмент лекции Ласточкиной о родном крае легко вплетается в ткань современности – разве что с незначительными поправками.

Выглядит это примерно так.

Посткупеческое пространство

«На рубеже XIX и XX веков Сольцы застраиваются кирпичными двухэтажными домами. В основном, центральная улица, где жили купцы, которые были самым состоятельным сословием в городке»

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут. Фото 2

Небольшие домики из центра и сейчас никуда не делись, только потеряли в шике и лоске. Вдоль главной улицы райцентра через одну стоят брошенные малоэтажки, из основания которых при желании можно вытаскивать кирпичи. В уцелевших под натиском времени домах приютились многочисленные супер- и алкомаркеты, а также магазины типа сельмаг, где продают всё – от поношенной одежды до зимней автомобильной резины.   

Через дорогу от краеведческого музея находится главная печаль Валентины Ивановны Ласточкиной. Трёхэтажный розовый дом с заколоченными окнами и потрескавшейся штукатуркой.

– Его хотели оборудовать под музыкальную школу, – вздыхает Ласточкина. – Но уже который год это здание стоит заброшенным и медленно умирает. Никому оно не нужно – собственник не объявляется, а власть не знает, что с ним делать. Или просто не хочет.

Сойдёшь с главной солецкой улицы – и ситуация вырисовывается ещё депрессивнее. Кирпичные домики сменяются деревенскими избами с покосившимися заборами, за которыми бурьян вплотную подбирается к заколоченным ставням. Рядом, конечно, стоят вполне крепкие хозяйства с паханым огородом, но на фоне соседнего запустения они совсем не цепляют глаз. В её тени – даже здание районной администрации, которому по статусу положено быть чем-то типа местечкового Эрмитажа.

Бесправный на бездорожье

«В 1780 году императрица Екатерина Вторая целенаправленно осматривала земли Северо-Запада и посетила Солецкую слободу. После этого Сольцы преобразовали в посад – посёлок городского типа. Сольчане рассказывали интересную историю – когда Екатерина Вторая ехала со стороны Порхова, у её кареты отлетело колесо»  

Если в девяностые и нулевые сольчане вполне уверенно говорили о себе как о жителях города, то теперь переживают – как бы он не превратился в деревню. Даже администрацию они уже иронично стали называть сельсоветом. Только глава Солецкого района Александр Котов не изменяет себе, поэтому в народе его и продолжают презрительно именовать царьком. Всё потому, уверяют жители, что Александр Яковлевич с людьми разговаривать не умеет и вечно держит нос к верху. Какому-нибудь ссыльному из Новгорода за проступки чиновнику тут такое, может быть, и простили бы. Но Котов человек местный.

Особой, «нежной» любовью в городке он пользуется у автомобилистов. Вместо долгих ответов на вопрос «что же он натворил?» они предпочитают просто указать под ноги. Действительно – если на Новгородской улице асфальт ещё более менее соответствует своему названию, то при любом уклоне от центра дорога мгновенно начинает походить на осаждённую. Деньги на ремонт солецких дорог – пусть и небольшие – выделяются регулярно, но эффекта от этих дотаций в городке особо не видят. Поэтому улицы полнятся слухами, что эти финансы оседают в карманах неких личностей из районной администрации. И у этих подозрений есть основания. Ямы, порой, достигают таких размеров, что жарким днём их можно было бы залить водой и радостно искупаться.

В одну из таких ям угодила сольчанка Елена Иванова на подъезде к городку промозглым весенним днём. Колесо улетело сразу – мужественной женщине пришлось два часа под дождём самой ставить запаску. Приехав домой на эмоциях, Елена высказала главе района всё, что она думает о нём и его дорожной политике, обозвав его казнокрадом. Александр Яковлевич такого отношения не стерпел – и подал на сольчанку в суд за оскорбление личности. Но до рассмотрения дело не дошло.

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут. Фото 3

После второй истории Котов тоже не на шуточку оскорбился. В конце марта глава Солецкого района находился в соседнем Шимске – похоже, в очень приподнятом настроении. Но остановившие Котова сотрудники ГИБДД праздника жизни не разделили. Так и остался Александр Яковлевич без прав, да обиженным на весь мир. Ещё и из «Единой России» выкинули за такие шалости.

– Так по уставу положено. За любое правонарушение они выгоняют, – рассказывает сотрудник партии, пожелавший остаться анонимным. – Он прибежал в офис «ЕдРа» в Новгороде – злой, как чёрт, ни с кем не здоровался. Забежал в кабинет горсекретаря, написал заявление о том, что хочет выйти из партии, и выбежал весь красный.  

По последней истории сразу понятно, что глава Солецкого района – человек неуёмной энергии. Оно и не удивительно, если обратиться к его биографии. Всю карьеру Котов строил в коммунально-энергетической отрасли.

Пусть говорят

«Сольцы лежали на торговом пути из Новгорода на Запад, поэтому местное население постепенно в торговлю втягивалось. Позже в Сольцах образовывались целые купеческие династии»

В час дня в Сольцах есть только одно место, где кипит жизнь. Это, конечно, рынок. В городке он воспринимается скорее не как точка для выгодного товарообмена, а как центр народной коммуникации. Судя по подслушанным разговорам торговок, у главы района Котова один большой управленческий недостаток перекрывает все предыдущие. Бывший энергетик вообще не умеет использовать энергию человеческую и обращать этот потенциал в экономически-позитивные изменения. Поэтому в Сольцах идёт всё ровно наоборот.

– Кто по-настоящему хочет работать, тот всегда работу найдёт, – говорит восьмидесятилетняя старушка за прилавком, куда пенсионеры приносят овощи на продажу со своей грядки.

Эта фраза и стала катализатором. После неё на рынке начался какой-то «Вечер с Владимиром Соловьёвым», только с поправкой на то, что действие происходит в Сольцах.

– Ты же сама не работаешь, о чём ты чешешь? – кричит на старушку женщина в теле Наталья. – Вам-то всем легко говорить, вам уже работу искать не надо, вы не понимаете – что это значит сейчас, когда и работать негде.

Рынок наполняется ором и уважительной ненавистью. Наталья рассказывает, что в Сольцах большая удача устроится хотя бы уборщицей в супермаркет. Ещё сложнее найти способ к существованию, если ты живёшь в недалёкой деревне, так как автобусы туда ходят раз через раз.  

– Все колхозы в районе на кирпичи поразобрали, – жалуется Наталья.

С этим соглашаются все. Единодушно продавщицы одобряют и фразу восьмидесятилетней пенсионерки-оптимистки о том, что «сидим тут брошенные и голодные».

– Я как-то написала Путину письмо о своём бедственном положении, – рассказывает Наталья. – От него ответ в администрацию пришёл – «дать мне корову». А сарай у меня стоит напротив дома. Мне сказали – «отделай его и тогда корову дадим». Всем миром скинулись материалами – кто досочку, кто гвоздик. Утеплили. Приехали ко мне чиновники, посмотрели и сказали – «нельзя, чтобы сарай у дороги был». И зачем я его отделывала тогда?

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут. Фото 4

Про местную власть тут вообще говорят – «лучше не спрашивайте. Они жрут мясо, а мы побираться ходим». В ходу на рынке почему-то федеральная повестка, должно быть, продиктованная телевизором.

– Горбачёв такую страну развалил, – возмущается 80-летняя старушка. – Видели мы, как он работал. С женой по стране катался – и всё на этом. А Путин-то – молодец, все долги страны погасил.

– А тебе и мне с этого что? Нам же работать негде, да и жрать временами нечего? – кричит Наталья.

Взгляд бабки застыл, как будто в этот момент перед её глазами пронеслась вся жизнь.

– У меня пенсия небольшая, но на жизнь хватает. В Сольцах нет работы, – противоречит себе старушка. – И вообще, мы тут с овощами за прилавком сидим – вот и вся работа. Гуманитарную помощь власти дают – дети босые не ходят, а их родители на детское пособие живут, а больше ничего и не делают.

На этом моменте все коллеги старушки презрительно загудели.

– Но я благодарна за то, что у меня есть хоть какая копеечка. Благодарю за это Бога и правительство!

Тут ругань стало слышно, наверно, за пределами рынка. Ещё одна старушка, 85-летняя, уже слезливо просила – «да перестаньте вы про политику, невозможно уже». Она тут человек уважаемый, поэтому тему сразу закрыли.

Заговорили про огород.

Очень экономная экономика

«По приказу Ивана Грозного в Сольце была создана колёсная слобода. Сюда прислали лучших мастеровитых людей – плотников, кузнецов, колёсников. Они должны были собирать пошлины, делать колёса, жечь порох и возить его на войну в Ливонию. Колёсная слобода просуществовала почти двести лет, пока её не разорили шведы с поляками»

С точки зрения экономики нельзя сказать, что в Сольцах всё окончательно безнадёжно. В районе действует пара десятков фермерских хозяйств, в каких-то предприятиях райцентра тоже теплится жизнь. Но существует это не благодаря, а всё-таки вопреки, если судить по действиям муниципальной власти. Точнее – по их отсутствию. Никакой вменяемой инвестиционной программы с конкретными шагами по развитию экономики района и городка нет и в помине. Как так вышло, Александр Котов объяснить отказался, так как дюже не любит журналистов после огласки истории с пьяным вождением.

Похожим образом коммуникацию он выстраивает и с местным населением. Из-за этого местный актив и кричит на каждом углу, что «работы в городке нет, а власть-то проворовалась».

– Просто жители – дармоеды и не хотят работать, – реагирует директор трансформаторного завода «Эллипс» Вадим Марков.

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут. Фото 5

Он и большое предприятие за его спиной – живое доказательство того, что рабочие места в Сольцах ещё есть. В советское время «Эллипс» был градообразующим предприятием чуть ли наравне с гарнизоном.

– Сейчас у нас работает 130 человек, – шагает Марков по цеху, периодически отвлекаясь от нашего разговора на звонки по кнопочному мобильнику. – А в СССР тут числилось 2000 человек – чувствуете разницу? В день тогда перерабатывали 60 тонн стали, а мы за месяц успеваем переработать 100.

Даже девяностые «Эллипс» умудрился пережить более-менее спокойно, без потрясений.

– Но в двухтысячных было первое банкротство, – вспоминает директор. – Тогда по всей стране такая волна пошла. А в 2014 году бывший генеральный директор взял кредит, куда-то его пристроил, но деньги в конечном итоге не сработали. Инвестиция прогорела.   

От возможности кануть в Лету «Эллипс» ушёл буквально на морально-волевых качествах, и теперь – внимание – планирует расширяться.

– Пять лет назад производство пошло в гору, – рассказывает Марков, который просит крупно не фотографировать станки, потому что «конкуренты по мельчайшим деталям могут понять характеристику детали». – Объём работы сейчас очень большой, могу сказать, что даже не справляемся, поэтому планируем дополнительные инвестиции в оборудование. Мы плотно сотрудничаем с новгородским «Трансвитом» последние несколько лет – за это время поняли, что такое настоящая работа, вошли в колею. Теперь минимальными силами и средствами выпускаем конкурентоспособный продукт.

Но рядом с проходной «Эллипса» открылось предприятие, с которым тягаться не сможет, пожалуй, ни один завод современной России. Поэтому сольчане, обычно, так и говорят – наш «Эллипс» закрыли, а на его месте открыли «Пятёрочку». 

Сфера предпенсионных

«В Сольцах был льнозвод, кирпичный завод, нефтебаза, молокозавод, асфальтный завод. После Великой Отечественной войны восстановили колхозы. Колхоз имени Калинина был передовиком. Но потом всё стало рушиться»

Пешая прогулка по Сольцам может закончиться тем, что путник нарвётся на торчащую из тротуара арматуру или на горстку битого стекла. При сильном ветре вам, скорее всего, в глаза прилетит песок, рассыпанный вдоль обочин. Но, невзирая на экономическое ничто, социальная сфера в Сольцах не вызывает впечатления полумёртвой. Бодрится ещё.

Вот, например, в центральной солецкой школе полным ходом идёт ремонт.

– Денег на образование, конечно, не хватает – как и везде. Но мы стараемся по возможности где-то что-то чинить, – скромничает председатель отдела образования Солецкого района Татьяна Кирышева.

О судьбе образования на вверенной местности она говорит умеренно, без оптимизма, предпочитая опираться на факты.

– Недостаток кадров в школах есть, – констатирует Кирышева. – Не хватает учителей физики, математики. Много педагогов предпенсионного возраста. Скажу честно, если сегодня из всех наших школ уйдут пенсионеры, то это будет большой проблемой.

Молодые и красивые кадры в район пытались привлекать разными способами. И жильё служебное обещали, и дополнительными выплатами манили. Каждому абитуриенту педагогического факультета выдавали по целевому направлению, чтоб поступалось легче – и ничего, прироста кадров не наблюдается. Но в этом году в отделе образования нежданно случился праздник – в одну и сельских школ пришёл работать молодой учитель информатики и труда.

Всего в районе детей учат жизни в трёх полноценных школах и одном небольшом филиале. За последние три года удалось зафиксировать маленькое достижение – число учеников перестало снижаться и держится на одной отметке. На фоне оптимизации, когда в районе массово закрывались школы, это и вправду можно назвать победой.

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут. Фото 6

Умеренного оптимизма придерживается и главврач центральной солецкой больницы по имени Александр со звучной фамилией Бас.

– А у нас всё хорошо, – сжимает он руки в замок. – Всего нам хватает.

– Но местные говорят про постоянную нехватку узких специалистов в вашей больнице. Говорят – невролог у вас раз в полгода бывает.

– Ну, это не так, – объясняет Бас. – Сейчас наш невролог в декретном отпуске, мы возим другого врача с Шимска раз в неделю. Проблема не в том, что он не приезжает – а в том, что больные без показаний ходят к нему каждый раз просто так, создавая никому не нужные очереди. Так к нему, конечно, будет трудно попасть. А так мы укомплектованы полностью.

Добиться такой кадровой гармонии Басу помогла система целевых направлений. В отличие от образования, в солецком здравоохранении она почему-то сработала. Но тут Александр Васильевич своих секретов предпочитает не раскрывать.

Ещё Бас очень хочет отремонтировать детское отделение, но денег пока не хватает. Помимо бюджетных, большая доля доходов больницы – платные услуги. С них же платят врачам зарплату.

– Но они же у вас, чтобы с голоду не умереть, по-любому работают на две, а то и на три ставки?

После вопроса Александр Васильевич почему-то иронически засмеялся.

– Я вам сразу скажу – и это касается большинства больниц – если врач работает на одну ставку, не берёт дежурств на дому, и вообще больше ничего не делает, то он никогда не увидит тех денег, которые ему обещает президент в Москве.

– Вы считаете нормальным, когда врач так зашивается на работе?

– А что это значит? У нас есть показатели, которые можно выполнить в пределах рабочего времени. Плюс другие ставки, дежурства… Ведь мы говорим о средней зарплате, а у врачей тут очень большой разброс. Один врач работает на две ставки, берёт дежурства, выполняет все положения эффективного контракта. А второй работает на голую ставку, ничего не выполняет… Естественно, их зарплата будет отличаться в разы – оно так и есть. Понимаете, у каждого врача есть возможность заработать. А сидеть и ждать на голой ставке исполнения майских указов… ну, такого не может быть.

Александр Бас возглавляет районную больницу десять лет. До этого служил врачом в гарнизоне, пока тот не распался.

– Сольцы в бедственном положении – что же делать, Александр Васильевич?

Бас был категоричен.      

– Пока женщины будут рожать по одному или два ребёнка, пока они будут нацелены на то, что их дети будут уезжать в Новгород, Питер или ещё куда – а сейчас так и есть – жизнь в маленьких городах будет хиреть. Ведь сейчас каждый молодой хочет остаться там, в городе. Потом бабушки говорят – «почему у нас нет врачей!». А где ваши внуки? Почему они остались там? Из Москвы или Питера к нам врачи не поедут, поэтому нужно делать ставку только на местных. А местные делают ставку на то, чтобы их дети сюда не возвращались.

– А ваши дети в Сольцах живут?

– Нет, мои дети живут не здесь, – тяжело выдыхает Бас и отводит взгляд в сторону. – Я же говорил о тех специалистах, которые берут целевое направление и не возвращаются. Дочь у меня врач, сын – экономист. Они направлений не брали. Я же говорил о тех, у кого от нас направления. А многие из них после учёбы любыми способами стараются задержаться в городе.

После нашего разговора с Александром Васильевичем на душе было легко, а в больнице не очень спокойно. В приёмное отделение доставили человека с травмой ноги. Напряжение же создавало присутствие при перевязывании сотрудника полиции – значит в этом деле что-то не чисто.

О развлечениях

«Когда в Сольцы в первый раз заходили фашисты, то две девушки-комсомолки переоделись в форму Третьего Рейха, вышли на улицы отдавать захватчикам честь. Значит, враги народа всё-таки были»        

История Сольцов вообще богата на скандальные происшествия. Правда, большинство из них осталось в восьмидесятых. Тогда городок делили между собой пацаны с районов. Новгородская улица, район Заречье, вокзал – считай, была война всех против всех. В один момент противоборствующие стороны объединились против общих неприятелей – узбеков и кавказцев. Те возле ДК изнасиловали и убили русскую девушку, после чего в Сольцах их особенно невзлюбили.

В общем, жили Сольцы в девяностые, как и все города России. Разборки, поножовщина, драки на дискотеках, изнасилования и убийства тех, кто «с другого района».

– Но сейчас у нас относительно стало спокойно, – закуривает на крыльце зам начальника местного отделения МВД Максим Тимофеев. – В ходу бытовуха, сезонные преступления. Летом к нам много дачников из Питера приезжает и очень удивляется, что в их дома, оказывается, кто-то проник.

Добиться роста правосознания среди граждан полицейским удалось благодаря грамотной профилактике. По крайней мере, Тимофеев в этом очень уверен. Единственное, офицер боится всплеска хулиганства, в связи с тем, что «молодежи в Сольцах сейчас сходить некуда».

А сейчас криминальные истории в Сольцах остались без убийств и расчленёнки. Даже стали смешными что ли. Вот одна из последних ярких страниц в жизни местных оперативников – мужик по пьянке и с голодухи украл у женщины пакет с продуктами в центре города среди бела дня. Ещё и кошелёк подхватил. Люди в погонах искали его полгода, дело сложное было. Сработали ладно, поэтому похититель съестного сейчас обитает где-то на нарах.

Должно быть, за такую слаженную работу местным полицейским и отстроили новое здание отделения. Оно очень выделяется на фоне бедной застройки Сольцов своим размером и шиком. В отделении поместилось бы три местных администрации. Открывал его Александр Котов в первый день своей работы главой района.

Место бессилья

Военный городок, который базируется недалеко от въезда в Сольцы, в советское время был социализмом в миниатюре. Устроенная социальная инфраструктура, рабочие места, решённый вопрос с жильём. Через дорогу от этого находилась прямая демонстрация военной мощи – часть со взлётной полосой и боевыми самолётами.

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут. Фото 7

– Здесь был гарнизон, – заходит издалека военный пенсионер Виктор Приступа. – Здесь базировался 840-й тяжёлой бомбардировочный авиационный полк. Был образован 24 июня 1942 года, когда совершил первый вылет и с боевой задачей успешно справился. Весь состав тогда вернулся в гарнизон целым.

Во время этого разговора мы гуляем с Виктором Григорьевичем по гарнизону. Точнее по тому, что от него осталось. По всей территории раскиданы заброшенные здания с нелицеприятными надписями на стенах. Честно говоря, всё это походит на то, что может случиться с Сольцами через пару десятков лет с таким «эффективным» управлением, как сейчас. О том, что гарнизон был велик, лишь отдалённо напоминают срочные военные и их офицеры, вяло снующие по маленькой военной части. Но это лишь часть бывшего гарнизона. Последний самолёт отсюда улетел в 2010 году.

– Боевое знамя, документация – всё было сдано в музей, – почти слёзно вспоминает Приступа. – Убрали часть обеспечения – со всеми батальонами, которые приводили технику в боевую готовность. В один момент Министерство обороны решило, что часть в Сольцах не нужна России. Почему они так решили? Так кто ж его знает…

Предпосылки к ликвидации гарнизона были задолго до его последнего дня. Большое начальство с каждым годом выделяло всё меньше денег на содержание самолётов, а также на тренировочные полёты.

– А чем меньше самолёт летает, тем он быстрее придёт в негодность, – изрекает военную мудрость Приступа. – У двигателей просто ресурс закончился, и возобновлять его не решили.  

После новости о ликвидации жёны военных сразу вышли на аэродром с митингом. Они требовали убрать руки от гарнизона. Потому что они понимали, что с гарнизоном начнут умирать Сольцы.

– С тех пор население городка сократилось на несколько тысяч, – говорит Виктор Григорьевич. – Когда есть полк – есть рабочие места. В столовой, обслуживающий персонал. У офицеров есть жёны, многие с высшим образованием. Они в Сольцах работали врачами, учителями, экономистами, инженерами. В администрации много жён офицеров трудилось. И главное – деньги от гарнизона оседали в местном бюджете.

Исход гарнизона, наверное, – главная боль жителей Сольцов на протяжении последних восьми лет – и каждый справляется с ней по своему. Виктор Григорьевич Приступа пару лет назад конвертировал эти эмоции в дело и собрал музей истории солецкого гарнизона. Каждый экспонат он принёс туда своими руками.

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут. Фото 8

– Что-то выпрашивал у местных, действуя им на нервы, что-то приносили мне неравнодушные жители, – ведёт экскурсию Приступа.

Больше всего он хочет, чтобы музей развивался. И меньше всего, чтобы он стал государственным – хотя такие предложения уже были.

– Пока он мой, частный, я точно знаю, что с ним будет. А если его отдать государству, то я буду простым директором и утону в бумажках. Кстати, хочу сказать спасибо командованию солецкой части – они помогают музею деньгами. Пусть небольшими, но помогают.

Взглядом художника

«Однажды Сольцы проезжал Александр Сергеевич Пушкин. Эту дорогу он опишет в седьмой главе «Евгения Онегина»

Сергей Скирченко в душе – настоящий поэт и художник, хоть и работает в краеведческом музее. А вообще – он человек военный. Закончил Пермское авиационное училище, служил в Бобруйске по распределению, в 94 году перевёлся в Сольцы. После службы стал работать в культуре, так как имеет художественное образование.

Сначала Скирченко нашёл своё призвание в глине и смастерил из неё макет Бородинского сражения в тончайших деталях.

– Три года по вечера коротал время, – скромничает Сергей.

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут. Фото 9

Его второе большое творческое достижение тоже так или иначе осмысливает войну. Он рисует солдат псковской роты, погибших на второй чеченской. Какие-то дарит родственникам, какие-то оставляет здесь у себя – в музее.

Как уже говорилось, Сергей – человек военный и на каждый вопрос отвечает докладом в мельчайших деталях. Поэтому я позволю себе вольность и немого сокращу его ответ на вопрос «зачем вам всё это».

– Чтобы помнили, – говорит. – Ребята бились, умирали за Родину. Мы не должны их забывать. Потому что если мы забудем про старые войны, то обязательно накликаем новую.

Скирченко, как человек военный, знает цену своим словам.

Городок обломанных крыльев. После роспуска военного гарнизона Сольцы не знают, зачем живут. Фото 10

Текст и фото – Матвей Николаев

Поделиться:
Написать нам

Комментарии

Елена Брусова, 23.08.2018 11:56. Ответить
Что далеко ехать. В Кречивицах всё то же самое, даже хуже.
Ирина Приступа, 25.08.2018 16:39. Ответить
Уважаемый Матвей! Мне не понравилась Ваша злая статья, тем более что мои слова Вы истолковали в корне не верно. Музей не мой частный, он создан на пожертвования ветеранов, военнослужащих гарнизона и жителей Солецкого района. И мое спасибо командованию части не в кавычках , а от всей души.  Фотографии двух списанных зданий не уместны и не отражают действительность состояния Солецкого гарнизона. По гарнизону я с Вами не гулял и мне жаль, что Вы так не объективно оценили жизнь гарнизона.                                                                      Виктор Приступа.
Сергей Николаевич, 28.08.2018 12:03. Ответить
Лично я не усмотрел "злой иронии" в отношении Сольцов и музея части.
И не понял обид семьи  Приступы на автора.
Музей по тексту и по факту - явно частный, т.к., похоже, ни за какой структурой не числится, не имеет штатов, бухгалтерии и т.п.  
И Спасибо в статье - без кавычек и воспринимается однозначно...

Нормальная такая, провинциальная жизнь. Грустноватая слегка.

Кстати, добавлю ложку мёда..

На проводимых этим летом в Новгороде, на Ярославовом дворище,  субботних фестивалях самодеятельности из районов области - концерт солецких любителей пения был ЛУЧШИМ!!!  ОДНОЗНАЧНО!!!
И по качеству пения, и по подбору репертуара, и по качеству музыки.(фонограммы и настройки аппаратуры).
Это не только моё мнение, а минимум десятка слушателей, имевших возможность сравнить все районы.
Светлана Светлая, 28.08.2018 21:59. Ответить
А у нас в Новгороде военный госпиталь уже несколько лет "разлагается". Гибнет такое крепкое здание!!! Спасибо автору за правдивую статью. Прочитав её  ещё больше кошки заскребли на душе....
Валерий Котенко,  31.08.2018 01:19. Ответить
Я ВЕТЕРАН КРЕЧЕВИЦКОГО ВОЕННОГО ГОРОДКА,ОБОИХ БРАТЬЕВ БАС В,В, И АВ--- СТ, ПРИЕЗЖАЛ К МЛ, БРАТУ В ГОСТИ,НО НОЧЕВАЛ В МЕДПУНКТЕ,ОБА ДОСЛУЖИЛИСЬ ДО М--РОВ МЕД, СЛУЖБЫ И ОБА АВИА ПОЛКА ПРИ НИХ В 2009 г БЫЛИ РАСФОРМИРОВАНЫ, МОЖЕТ ПОКА В Р,Ф АВИАЦИЯ  ВТА НЕ НУЖНА,?????  ПОТОМ ПРИ В/ ЧАСТЯХ И БАЗАХ ДОЛЖНО БЫТЬ ПВО,А НЕ ЗАЩИЩАТЬСЯ АВТОМАТОМ АК--47 С ВОЗДУХА ????А НАСЧЕТ ГОСПИТАЛЯ----ОН НЕ НУЖЕН, Т,К В/ЧАСТЕЙ В ОБЛАСТИ   НЕТ , ЕГО НЕДАВНО ПРИ НИКИТИНЕ ПРОДАЛИ ЗА 25--30 МЛН РУБЛЕЙ БУДЕТ ТО ,ЧТО НОВЫЙ СОБСТВЕННИК ИЗ ПИТЕРА ПОСТРОИТ !!!!!
Эдуард Усачёв, 03.09.2018 13:27. Ответить
В Сольцах располагалась стратегическая авиация и когда границы вероятного противника находились в ГДР, то это было нормально. Когда же границы НАТО оказались за 150 км от аэродрома и доступны ракетам с дальностью 500 км это уже ЧП. Уроки второй мировой не забыты. Так что как бы не печален был факт закрытия гарнизона но он оправдан, с точки зрения обороны страны. Стратегическую авиацию отправили подальше от границ.