Личный кабинет
  • Погода: -2.5oC
  • $: 66,42
  • €: 75,22
  10.07.2018 10:40

Лазарь Виноградский о любви к музыке: «Это – не худшая паранойя»

Лазарь Виноградский о любви к музыке: «Это – не худшая паранойя»

В Великом Новгороде с деловым визитом побывал Лазарь Виноградский, коллекционер с огромным стажем, диджей и ведущий еженедельной программы «Moscow Disco Hi-Fi Edition» на радио «Серебряный дождь». «Пароход Онлайн» пообщался с неутомимым исследователем различных направлений музыки. DJ Lazar отыграл для нас часовой сэт, а также рассказал о том, что такое современная музыка, какой она будет через 100 лет и почему у тех, кто слушает музыку в наушниках, не стареет мозг.

– Прежде чем говорить о вашем музыкальном пути, интересно узнать, что привело вас в Великий Новгород?

– Я приехал в составе организации «Директориум», которая занимается коучингом, мастер-классами, обучающими программами для директоров предприятий и для людей из администрации, чиновников. Сегодня на коучинге были главы администрации города, один из министров вашего правительства... Это был коучинг-задание. Например, у города есть цель стать более прогрессивным и попасть в первую двадцатку городов. Для этого мы придумываем программы по развитию туризма, промышленности и так далее. Это происходит совместно с людьми, которые приходят на это занятие. На нем рождаются концепции, идеи, идеологии проектов, развития, согласования.

– Как попали на «Серебряный дождь»?

– Лет 10 лет назад я встретился с Дмитрием Савицким в баре. Он от кого-то узнал про мою коллекцию пластинок и позвал на программу к Володе Матецкому поиграть. Я пришел, поиграл. И всё так закрутилось.

– Вы позиционируете себя как интеллектуального диджея... Что это значит?

– Я себя вообще не позиционирую как диджея. Я позиционирую себя как человека, у которого с шести лет музыка – одна из главных страстей жизни.

Лазарь Виноградский о любви к музыке: «Это – не худшая паранойя». Фото 2

– И всё же интеллект в музыке присутствует? Как он проявляется?

– Помните, как у Грибоедова: «А судьи кто?». В музыке должна присутствовать душа в первую очередь, тогда получается touch – прикосновение. Это когда ты идешь по улице, и из проезжающей машины звучит музыка, на которую ты оборачиваешься. Ты ощущаешь какую-то гармонию, которая пускай и не изменит никакую твою жизненную ситуацию, но ты что-то почувствовал, к тебе прикоснулись. Вот это я называю touch, и это очень важно.

Я считаю, что музыка – это колдовство, в хорошем смысле слова. Ведь как люди могут плакать, смеяться, чувствовать себя счастливыми, быть в состоянии эйфории, создавать «битломанию» просто от звуков. Это необычно. В музыке присутствует магия, но только в том случае, если она наполнена любовью, если в ней есть что-то искреннее, что трогает твою душу. А вот пластиковый шлак так не работает.

– Но разве правильно воспринимать музыку как эмоцию? Ведь иногда мы наслаждаемся мелодией, она вызывает у нас разные чувства, но при этом мы даже не вслушиваемся в слова. И зачастую слова не совпадают с нашими эмоциями.

– Слова в песне – это оспариваемое, как презумпция невиновности. Для одного это бред, а для другого — жизненная ситуация. Человек, написавший свой текст, находился в определенной жизненной ситуации, которой он решил с кем-то поделиться. Для вас его текст может быть бредом только потому, что в вашей жизни такого не было.

– Что такое современная музыка?

– Это чересчур ёмкое понятие, чтобы ответить. Современная музыка – это классика, электронная музыка, рок, джаз... куча разных музыкальных форматов.

Я филофонист – так называют людей, коллекционирующих пластинки, которые занимаются диггерством. Я копаю всё время, ищу новое. Разные страны, годы, музыкальные культуры. Я консультирую людей по вопросам, которые касаются пластинок, музыки, истории музыки. И знаете, любая музыкальная культура никогда не происходит вне времени и пространства. Для этого складывается определенная экономическая и политическая ситуация. Например, если возьмем эпоху 60-х годов. Эпоху Энди Уорхола. Была война, она закончилась. И если раньше там люди играли только твист и диксиленды, то потом появилась рок-психоделика, хиппи. Не бывает ничего случайного, музыка сама ни откуда не приходит. Она прокачивается эпохой, историей, теми событиями, при которых она рождается.

Лазарь Виноградский о любви к музыке: «Это – не худшая паранойя». Фото 3

– Музыкальный вкус можно развить?

– Смотрите, сначала был Советский Союз, потом возникла Россия. Главным идеологом по культуре Советского Союза являлся господин Максим Горький. В то время существовало много табу на музыку. Джаз был запрещен, считался вражеским продуктом. Хотя джаз это гениальная музыка, в ней гармония, тонкость, яркость. Из джаза выросло очень много музыкальных направлений. А от людей тогда просто взяли и отрезали кусок. Дальше такая же история началась в мое время, когда люди в погонах и фуражках гонялись за теми, у кого длинные волосы, штаны клёш или если ты меняешься пластинками. Это был криминал, за это закрывали. А если на обложке пластинки видели девушку топлесс, то это порнография. Тебя брали и отводили в камеру, могли возбудить уголовное дело, за то, что ты пропагандируешь вражескую культуру. Соответственно, это одна из тех причин, по которой, к сожалению, музыка происходила и рождалась в обрезанном состоянии.

Дальше всё было иначе, сейчас другая проблема. Есть доступ к громадному количеству музыки, просто unreal. И в этом вся трагедия. Ты задавлен музыкальным шлаком, и для того, чтобы разобраться в этом, в идеале найти проводника, который имеет вкус, музыкальный опыт и даст тебе оптимизированный продукт.

– Это с детства нужно как-то в себе воспитывать?

– У меня не было никакого техзадания, скорее всего, есть исключения. И я в данном случае являюсь исключением, потому что мало таких, кто относится к музыке так трепетно, как я. Мало тех, кто чувствует такие эмоции, которые чувствую я. Влияние музыки на меня несоизмеримо. У меня прямая зависимость. Если я в день не послушаю чего-то, я хожу с плохим настроением, с перекошенным лицом и чувствую себя не комфортно. У меня нет лимита времени: сколько я могу провести с музыкой, если мне это позволяют мои жизненные обстоятельства. Я никогда от нее не устаю. Кстати, по отчетам британских ученых, у человека, который много слушает музыку, в частности в наушниках, практически не стареет мозг. Он все время находится в активном состоянии. Благодаря этому он избегает многих старческих заболеваний вроде альцгеймера.

Лазарь Виноградский о любви к музыке: «Это – не худшая паранойя». Фото 4

– Кто стал вашим проводником в музыку?

– Жизнь. В шесть лет я впервые пошел в музыкальную школу. Тогда у меня был маленький проигрыватель. Бабушка покупала разные пластинки и ставила их мне, за что я ей очень благодарен. Это были сказки Экзюпери, «Бременские музыканты», «Дюймовочка», с другой стороны была и музыка. Я слушал Валерия Ободзинского, Нэт Кинг Коула и других. Мой дядя тогда работал в советской организации за рубежом. Двум своим племянникам, старшему и мне младшему он всегда отправлял подарки. И вот однажды наши конверты перепутались и мне отдали конверт старшего. В нем лежал блок сигарет, журналы про хиппи, битлов и пластинка сержанта Пеппера – The Beatles. Когда я вытащил пластинку, мне сразу стало сносить башню. Она была очень ярко оформлена. Я был поражен, сразу почувствовал какую- то тайну. У меня возникло множество вопросов: почему все эти парни одинаково подстрижены, почему они в гусарских мундирах, почему на обложке есть Мэрилин Монро, Карл Маркс, Мухамед Али, и что их всех объединяет? И когда я поставил эту пластинку, мне башню снесло окончательно, и не отпускает до сих пор. Я понял, что помимо нашей планеты, существуют ещё какие-то планеты в мире. Я понял, что главное никогда не останавливаться на достигнутом. Неважно кем ты работаешь, какое у тебя призвание, как тебя называют. Ты всегда должен идти вперед. Только прогресс может довести до истины и ответить на все вопросы, которые у тебя возникают в жизни.

– Почему мы всё равно всегда возвращаемся к музыке того времени? Почему не создается новая эпоха?

– Мне кажется, что через определенное время написания и создания музыки закончилась эпоха открытия красивых мелодий. Наверное, по этой причине люди стали сэмплировать музыку, так как не могут сделать что-то новое, яркое и интересное. Это одна из моих версий.

– Каких диджеев слушаете вы?

– Диджеев я не слушаю, потому что очень мало музыкального контента у диджеев, который достоин внимания. У меня есть приятели Кон и Амир, с которыми я знаком лет шесть-семь. Первый живет в Бостоне, второй в Нью-Йорке. Я считаю, что это лучшие парни в мире, которые играют фан, диско, соул, к тому же ещё и коллекционеры. В этом и фишка, потому что они раскапывают такие треки, которые слушатели никогда в жизни не найдут и не купят в магазине. Есть японский DJ Muro, очень интересный чел. Я насчитаю человек пять, но это всё коллекционеры. А «прямая бочка», бум-бум – мне не интересно.

– Как вы относитесь к каверам?

– В общем-то неплохо, главное, чтобы они были талантливо сделаны. Я слушал интервью Маккартни и Леннона. Им задали вопрос по поводу отношения к кавер-версиям на их песни, на что они сказали, что ничего против не имеют. Главное, чтобы песня не была испорчена. Есть очень интересные кавер-версии, которые звучат иногда даже лучше оригинала.

Лазарь Виноградский о любви к музыке: «Это – не худшая паранойя». Фото 5

– О чем ваша музыка?

– О любви. Потому что это – единственная энергия, которая способствует не разрушению этой планеты. Я считаю, все, что происходит с человеком на земле это любовь. Это самое яркое, что может случиться. И это не только любовь к женщине. Ты можешь любить свой город, детей, дерево… всё то, что тебя вдохновляет.

– Какой будет музыка через 100 лет?

– Мне кажется, через 100 лет люди очень устанут от электронной музыки, от жестких звуков. Им захочется гармонии. В музыке будут доминировать просто лаборатории звуков: звуки природы, планет, животных, часов. Будут собирать big librarys с разными звуками, которые будут сводить.

– Часто разъезжаете по другим городам? Путешествия вдохновляют?

– Теперь можно сказать, что часто. Смена обстановки всегда хорошо. Это дает переосмыслить сегодняшнюю жизненную ситуацию, посмотреть на все под другим углом. Это важно, потому что иногда ты зацикливаешься и попадаешь в петлю времени.

– Если бы у каждого города была своя мелодия, то как бы вы описали мелодию Великого Новгорода?

– Перед отъездом сюда я копался в своей коллекции и нашел пластинку, датированную 70-м годом, записанную на французской студии записи. Это французская психоделик-поп-группа. Первая песня там про Новгород, что меня это очень удивило. Там на картинке восход солнца, радуга, много-много куполов и церквей.

– Что ещё можно найти в вашей коллекции? Какие пластинки выделяете для себя?

– В моей коллекции порядка семи тысяч пластинок. В основном это – музыка эпохи культурной революции 60-70х годов, самая яркая и интересная музыка. Это музыка разных континентов и стран. Я не выделю ни одну пластинку, потому что я люблю их все. Каждая несет что-то своё, у каждой свое лицо, харизма, каждая из них — это определенный этап моей жизни. Я помню каждую пластинку своей коллекции, я помню, на каком рекорд-лейбле они записаны, помню какие песни на одной стороне, а какие на другой. Это ненормально, мне так даже мой врач-психиатр сказал, но это – не худшая паранойя.


Фото из открытых источников

Беседовала Екатерина Губарева


Поделиться:
Написать нам

Комментарии