Личный кабинет
  • Погода: 18.9oC
  • $: 66,47
  • €: 77,75
  22.05.2018 16:19

Алексей Водовозов: «На каждого найдется своя лженаука»

Алексей Водовозов: «На каждого найдется своя лженаука»

Накануне в Великом Новгороде побывал Алексей Водовозов, врач-токсиколог, просветитель, писатель и журналист. Он рассказал новгородцам о мифах и правде, связанных с алкоголем и антибиотиками – темы актуальные, пожалуй, для всех. А с корреспондентом нашего издания Алексей Валерьевич побеседовал еще и о самых популярных лженаучных практиках – гомеопатии, ВИЧ-диссидентстве, отказе от прививок… Почему людям свойственно заблуждаться и почему это выгодный для эволюции путь? Читайте наше интервью.

— Алексей, давайте пройдемся по основным лжеучениям. Я уверена, что и среди наших читателей есть уверенные в том, что гомеопатия помогает. Расскажите в очередной раз, почему нет?

— Давайте скажем, почему все-таки помогает. Дело в том, что когда человек болеет, играет роль не только физическое состояние, но и эмоциональная составляющая. У болеющего человека повышается тревожность, человек начинает волноваться за себя или, предположим, за больного родственника, если страдает не он сам. И гомеопатия срабатывает именно на субъективной части. Болезнь не меняется, меняется отношение человека к ней. По большому счету любое ритуальное действие работает успокаивающе. На этом работают религии и духовные практики. Гомеопатия находится ровно в этом же ряду. И чем сильнее человек в это верит, тем легче ему становится. Вернее, так: он ощущает, что ему становится лучше, чем до применения гомеопатии. Если же мы говорим об объективных симптомах, то они не изменяются никак.

Недавно проводилось одно очень красивое, показательное исследование, в котором участвовали люди с конкретной патологией – бронхиальная астма. Есть мнение, что именно при ней гомеопатия очень помогает. Взяли бронхорасширяющее средство в ингаляторе, «пустышку» в ингаляторе (чистейший эффект плацебо), фальшивые акупунктурные иглы (при использовании которых только имитируется укол) и гомеопатический препарат. Данные этого исследования хороши тем, что они объективны. Можно увидеть улучшение или ухудшение. Так вот, лучше стало лишь в одной единственной группе – где применялся бронхорасширяющий препарат. Субъективно стало лучше во всех группах. И это демонстрирует в очередной раз «эффект» гомеопатии – ритуальный, успокоительный.

— А остеопатия? Действительно она лечит от всего: мигреней, гастрита, даже энуреза? Или тут то же самое, что с гомеопатией?

— Здесь очень интересная ситуация. Дело в том, что истинной остеопатии не так много лет – где-то 150-160. Середина XIX века. Медицина, по сути, знает еще очень мало. И применяются достаточно страшные с сегодняшней точки зрения методы – кровопускание, соли ртути и так далее. Именно в тот момент возник спрос на различные альтернативные учения. Это был переходный период. Всегда в такой период возникает мода на различную «альтернативщину» — гомеопатию, остеопатию. Последняя была придумана врачом-хирургом Эндрю Стиллом. Она была создана во многом благодаря когнитивному искажению «а мне помогает». Официальная тогдашняя медицина не смогла помочь его дочерям, а методика Стилла им помогла. Но если мы посмотрим с современной точки зрения, то медицина того времени могла больше навредить пациенту, чем если ничего не делать. И именно на этой волне вместе с гомеопатами, гидропатами поднялся и первый остеопат Стилл. Тем более, ему активно помогал Марк Твен, признанный мастер слова. Он говорил: спрашивать у врачей о медицине — все равно что спрашивать о христианстве у Сатаны. Он громил медицину по-черному, и остеопатия завоевала себе репутацию.

Позже стало понятно, что никакой научной основы под собой остеопатия не имеет. Это было просто целое нагромождение ошибок и некорректных предположений. Многие остеопаты потом перешли на научные рельсы, часть из них работает как реабилитологи. В этом смысле они – часть научного мира и с недавних пор у нас остеопатия – медицинская специальность. С другой стороны, остались остеопаты, которые придерживаются старых традиций и готовы вправлять желудок, исправлять асимметрию костей черепа якобы для того чтобы убрать мигрени так далее. Все эти чудеса со стороны костно-мышечной системы – это темная сторона остеопатии, скажем так.

— Антипрививочники. Почему живучи их идеи?

— Людям проще что-то не сделать, чем что-то сделать. Если мы сделаем, это означает, что мы возьмем на себя ответственность за последствия. Если не сделаем – то будто бы и не виноваты, мы же ничего не сделали. Это своеобразная защитная реакция на неизвестное. У кого-то возникает потребность узнать, почитать, поискать, а кто-то просто не будет трогать неизвестное.

Мы видим последствия антипрививочных кампаний. И в США, и в Европе, и в нашей стране опять выходят те инфекции, которые мы, казалось бы, победили: дифтерия, коклюш, корь… Это начинает возвращаться. С долей цинизма я обычно говорю, что от «антипрививочности» нас вылечит небольшая живительная пандемия.

Алексей Водовозов: «На каждого найдется своя лженаука». Фото 2

— Давайте поговорим и о ВИЧ-диссидентстве. Несмотря на массу страшных историй, в том числе детских смертей, многие люди с ВИЧ продолжают танцевать на этих граблях, отказываются от приема терапии, не веря, что ВИЧ существует. В чем причина?

— Это одна из теорий заговора, и она будет существовать до тех пор, пока будут существовать люди, склонные в них верить. Есть и на эту тему исследования. Часть людей переубедить невозможно, они будут хвататься до последнего за свои иллюзии, потому что вы разрушаете их мироздание. Есть люди, готовые воспринимать информацию, но им либо не хватает ее, либо ее нужно систематизировать. И еще важна эмоциональная окраска. Медики очень долго этого не понимали. Сомневающихся людей можно сдвинуть в правильную сторону именно тактичной, деликатной подачей.

— Вчера вы говорили на своей лекции, в частности, об алкоголе. Вот что мифы, а что — правда, когда мы ведем речь о вреде алкоголя или о его полезности?

— Ну, прежде всего, алкоголь – это действительно яд, и у него есть очень достижимая летальная доза. И именно из этого нам приходится исходить. С другой стороны, это легальный пищевой продукт. Нам приходится с ним сосуществовать. И вот как правильно сосуществовать, не доводя до каких-то встреч с наркологами или специалистами моего профиля – токсикологами, вот об этом я и рассказываю. Мифов много с обеих сторон – и от тех, кто пишет «трезвость» с большой буквы, поклоняются Жданову, они отрицают наличие эйфорического эффекта, говорят, что это придумано. По их мнению, нормальное состояние людей – трезвость, и их насильно от него оттаскивают. Это в корне неверно, потому что этот посыл убирает причину, по которой люди пьют. Эйфория есть, иначе бы люди и не пили.

Те, кто говорит о безусловной полезности спиртного в умеренных дозах, упираются в подобранные ими самими исследования, которые содержат в себе ошибки. Не учитывается, что в выборку непьющих попадают завязавшие алкоголики. Например, на вопрос «Пили ли вы за последние три года?», они ответят, что нет, а может, до этого человек десять лет «играл в профессионалах», и у него уже изменения внутренних органов. И эти ошибки не учитываются, в результате чего появляются высказывания, что пить полезно. Нет. Это тоже не так.

— Алкоголизм — это какие доли, какая периодичность?

— Если бы это зависело от доз и частоты выпивки, было бы слишком просто. Мы говорим об алкоголизме, когда имеются социальные последствия. Прежде всего, когда возникают запои – это физическая зависимость, без этанола возникает ломка. Но вот до этого момента огромное значение имеют социальные последствия. Например, у человека есть выбор: выпить с друзьями или съездить с семьей за город. И он выбирает выпить. Далее – есть пропуски работы, связанные с тем, что он либо выпил, либо был «после вчерашнего». Правонарушения, распитие в неположенных местах…То есть когда все это складывается, и для человека становится желательной алкоголизация. У него вся пирамида ценностей перестраивается. Не то что есть повод – ну давайте выпьем, а само наличие выпивки является поводом.

— Антибиотики – вопрос тоже спорный. Многие люди боятся их и не пьют их даже в случае ангины, например. А есть люди, которые глотают их при любом насморке. Вот как соблюсти баланс? Когда их надо пить, а когда не стоит?

— Все очень просто. Это врачебный препарат. У нас есть две большие группы лекарств: пациентские (жаропонижающие, от изжоги, головной боли и так далее) и врачебные – антибиотики в их числе. Самостоятельно их пить нельзя. Именно поэтому мы сталкиваемся с резистентностью (устойчивость к определенным препаратам – прим. ред). У нас люди слишком легко покупают антибиотики, несмотря на то, что они должны продаваться по рецепту. Но люди свободно их покупают. Или даже если препарат назначен врачом, пьют его неправильно – прерывают курс, пьют не так, как положено… Для многих открытие, что три раза в день – это не после завтрака, обеда и ужина, а раз в восемь часов.

Есть масса других неочевидных для людей вещей. Например, что препараты «для кишечника» при приеме антибиотиков пить не обязательно, несмотря на то, что их назначают врачи. Это не то что неправильное, а устаревшее представление. Сейчас уже понятно, что даже если на кишечник обрушится страшная инфекция, у нас есть «резервная копия» микрофлоры, которая хранится в нашем аппендиксе. Они выйдут в кишку, и ее перезаселят. С тем же успехом можно пить кисломолочку – просто потому, что это вкусно.

Алексей Водовозов: «На каждого найдется своя лженаука». Фото 3

— В двух словах давайте поговорим о том, каков он — тот человек, который «ведется» на все эти лженаучные теории. Или какого-то одного портрета нельзя составить?

— Прежде всего, это большинство. Следование лжетеориям – это просто характерный для людей способ мышления. И в какой-то мере он даже эволюционно выгоден. Пример: мы стоим перед кустами. Там кто-то шевелится. У нас есть два варианта – убежать или не убежать. Эволюционно выгодно подумать, что там сидит тигр и убежать, потому что если там нет тигра, то ничего страшного нет. Если же он там есть и вы убежали – тут тоже все понятно. А если не убежали и он там есть, то вы свои гены просто не передадите. Поэтому подстраховочное мышление, которое ищет несуществующие причинно-следственные связи, оно распространено в основной массе населения. Людей, которые воспринимают рациональные аргументы, их меньшинство. Это всегда некие авантюристы и исследователи, которые ходили посмотреть, что там в кустах и пещерах.

Чаще всего бывает так, что заблуждений у человека – целая пачка. Редко когда у него изолированное увлечение: чтобы он верил только в гомеопатию, а во всем остальном он – рационалист. Эти люди чаще религиозны, некоторые верят в инопланетян и прочее. На концепцию естественного родительства очень хорошо ложится антипрививочность, отказ от «химии», ВИЧ-диссидентство...

На каждого найдется своя лженаука. Абсолютно на каждого. Это связано с тем, что существует масса когнитивных заблуждений, в которых люди успешно запутываются.

Я в свое время вот тоже был шарлатаном. Правда, всего три месяца.

— Вы занимались методикой биорезонансной диагностики. Сейчас вы не оставляете этому методу ни единого шанса?

— Это многогранный вопрос. Что делает этот аппарат? Прежде всего, создает антураж. Ведь вам кажется, что в отношении вас применяется высокотехнологичное и дорогостоящее оборудование. Это способ убедить вас отдать много денег.

Если за этим аппаратом сидит хороший диагност, вы даже не поймете, что вас надувают. И в некоторых случаях он даже сможет помочь – например, если увидел хирургическую патологию. Он не будет ее лечить гомеопатией и БАД, это ему же дороже выйдет, он направит вас к хирургу, и вы будете лечиться, как положено.

Алексей Водовозов: «На каждого найдется своя лженаука». Фото 4

— Понятно, что люди начинают делать клизмы с кофе или лечить рак содой потому, что зачастую им не хватает знаний и критического мышления. Но, возможно, это связано и с тем, что официальной медицине часто не хватает этичного отношения к пациенту? То есть человек, по сути, уходит туда, где с ним будут терпеливы и деликатны...

— Такая проблема существует, действительно. Человек ведь лечит рак содой не потому, что у него не хватает мозгов, извините. Не исключено, что он понимает, что это не поможет, но существует «а вдруг». Человек, который болеет, или у которого болеет родственник, это человек с измененным сознанием. Но у нас на этом довольно мало акцентируют внимание. Есть другая сторона – далеко не все профессиональные врачи не обязательно хороши в качестве коммуникатора. А все «альтернативщики» — именно отличные коммуникаторы. Привлекаются для альтернативных методик только харизматичные люди – при общении с ними у пациента сразу же снимается тревожность. А настоящие врачи далеко не всегда умеют правильно общаться с больным. Это искусство, и это тяжело. Есть в медвузах предмет «этика», но зачастую ее преподают формально.

Насколько я знаю, сейчас появляются пациентские школы для врачей, где их учат коммуницировать с больными. Вещь это очень нужная. В Москве и Питере эти школы есть, до Новгорода должно дойти быстро – вы ведь между двумя столицами. Шарлатаны отлично умеют общаться с пациентами – в этом нам надо подтягиваться до их уровня.

Беседовала Кристина Гептинг

Новости – Великий Новгород, Новгородская область. Пароход Онлайн

Поделиться:
Написать нам

Комментарии