Личный кабинет
  • Погода: 10oC
  • $: 66,25
  • €: 78,08
  13.04.2018 17:33

Юрий Вяземский – о православии, монархии и рэп-баттлах

Юрий Вяземский – о православии, монархии и рэп-баттлах

Накануне в Великом Новгороде прошел финал региональной гуманитарной олимпиады «Умники и умницы». В культурно-просветительском центре НовГУ в Антонове сразились новгородские десятиклассники, четверо из которых в следующем сезоне сойдутся с «умниками» со всей России на «Первом канале».

Нашему корреспонденту удалось пообщаться с бессменным руководителем и ведущим программы «Умницы и умники», заведующим кафедрой мировой литературы и культуры факультета международной журналистики МГИМО. Но прежде чем Юрий Вяземский экспромтом прочтет рэп, объяснит, почему памятники Ленину надо снести, а Сталину — поставить и расскажет, по какой причине Мария Захарова не ходила к нему на экзамены, дадим слово Дарье Персиковой.

Юрий Вяземский – о православии, монархии и рэп-баттлах. Фото 2

В 2011 году новгородская школьница приняла участие в телепрограмме «Умницы и умники». Победить Даше не удалось, однако это не мешает удачно складываться ее научной карьере. Она с успехом закончила факультет лингвистики и межкультурной коммуникации НовГУ и совсем не жалеет, что МГИМО в ее жизни не случилось. Сейчас Дарья — аспирантка кафедры фундаментальной и прикладной лингвистики ТвГУ. Она говорит, что бывших умников не бывает — хотя прошло семь лет, участники передачи по-прежнему общаются, а о Юрии Павловиче она вспоминает с особой теплотой:

«Все, кто хотя бы раз сталкивался с Юрием Павловичем, не остались равнодушными. Кто-то считает его снобом, кто-то — добряком. Тут вся палитра эмоций. Да, отчасти, может быть, он и сноб, но он имеет на это право, потому что он всего добился сам: изучал языки, культуры. Он привык на равных общаться с людьми, которые чем-то интересуются, которые приподнимаются над серой обыденностью, которые привыкли, прежде всего, побеждать самих себя. А если люди к этому не готовы, Юрий Павлович покажется высокомерным.

Вяземский — очень строгий, но справедливый ведущий. Он нас очень успокаивал и поддерживал перед съемками. Юрий Павлович нас смешил, рассказывал исторические анекдоты. А когда попытался изобразить на съемках какое-то восточное единоборство, преграда между ним и нами рухнула. За глаза мы его называли просто «Палыч», он это прекрасно знал и спокойно к этому относился», – вспоминает Дарья Персикова.

Юрий Вяземский – о православии, монархии и рэп-баттлах. Фото 3

Сам Юрий Павлович за судьбами бывших участников передачи не следит. Но иногда они сами ему звонят.

- Чтобы пристально следить, мне нужна будет четвертая профессия при моей загруженности. Но когда умники приходят ко мне на лекции, экзамены и зачеты — вот тогда слежу и даже ставлю оценки. А еще, бывало, на свадьбы приглашали — это было дважды или трижды, - говорит Вяземский.

О своих трёх профессиях

- Из тех, кого в МГИМО вы обучали международной журналистике, можете кого-то выделить?

- Один из лучших моих выпускников – Сергей Брилев. Его передачи по субботам – одни из самых интересных. Это и международная журналистика, и внутренняя журналистика, и политическая журналистика, и бытовая… И умение ездить с губернатором Новгородской области на мотоцикле… Брилев – профессионал, он не перепутает Ирак и Иран.

Юрий Вяземский – о православии, монархии и рэп-баттлах. Фото 4

- В целом как вы оцениваете уровень нашей международной журналистики?

- Журналистика — это личности. Но ярких личностей, таких, как Брилев, немного. Их намного меньше, чем когда я был студентом — тогда работали мастодонты международной журналистики: Овчинников, Генрих Боровик… Люди удивительной культуры, в том числе культуры речи. Уровень подготовки был намного более серьезный. Сейчас международная жизнь стала значительно сложнее, и журналистика стала сложнее, потому что в советское время это поле было значительно идеологизированно. Тогда нужно было держаться в рамках, которые тебе предписывались ЦК КПСС. Сейчас можно говорить более свободно. На телевидении — не особенно, но в прессе и главным образом в интернете ты можешь говорить все что угодно. Насколько тебе позволяют совесть и знания. В интернете 95% помойки и каких-то неприличных вещей — когда пишут, не понимая, что именно.

- В среде современной молодежи популярны рэп-баттлы. Вы бы согласились судить рэп-баттл?

- Юрий Павлович, как вы находите время на всё, чем занимаетесь: это и литература, и подготовка и ведение «Умниц...», и преподавание?

- Основной своей профессией я считаю профессию писателя. Она мне больше всего нравится, я трачу на нее много времени, и она самая трудная — надо больше всего работать. Меня ректор часто спрашивает: «Как ты находишь на всё время?». А я отвечаю: «Я не нахожу». Я далеко не все успеваю. Но стараюсь. До обеда — литература, после — чтение книг и подготовка к передаче, ведь я сам должен разобраться в теме, которую я даю участникам. Я беру темы, в которых изначально мало что знаю. А в среду у меня выходной — я сажусь в машину и еду в МГИМО, где читаю лекции.

- Это для вас отдых?

- Конечно. Ну какая может быть работа, если ты просто делишься чем-то с людьми? Экзамены и зачеты — тут сложнее. На экзаменах меня огорчают, как правило. Готовятся недостаточно: или средне, или очень плохо. Те, кто у меня хорошо занимаются, получают «автоматы». Для этого надо написать то, что я условно называю эссе. Экзамены у меня грустно устроены - самые сильные ребята на них не ходят. Вот Марию Захарову я ни разу на своих экзаменах не видел — она получала «автоматы».

О Путине, о Медведеве и о Серафиме Саровском

- Вы входите в Патриарший совет по культуре. Что подразумевает под собой деятельность совета? Большинство людей не представляет, что делают подобные организации.

- Я не готов ответить на этот вопрос просто потому, что не знаю, когда я последний раз был на заседаниях совета.

- Прогуливаете?

- В том числе. Хотя я не то чтобы прогуливаю… Вот позвали бы меня сейчас на патриарший совет, а я не могу, потому что у меня региональный финал в Новгороде. А обычно так и происходит. А следующий патриарший совет может быть, когда у меня будет финал в Архангельске, скажем, или в Пскове. Важность деятельности патриаршего совета, в любом случае, огромная. Надо помогать церкви. Потому что ее триста лет превращали бог знает во что. История церкви от Петра Великого до 1943 года — ее просто не было, за исключением небольшого перерыва. Во главе церкви ведь должен стоять патриарх. А когда во главе  стоит государь-император, а руководство осуществляет Святейший Синод той старой закваски, где шесть председателей жандармского отделения, это нельзя назвать церковью. Поэтому нашей бедной церкви нужно помогать.

- А как?

- Хотя бы не ругать ее. Не возводить напраслину, как те люди, которые совершенно не представляют, что такое церковь. Церковь — это не иерархия, это не митрополиты, это все люди, которые там молятся. Это и Путин, и Медведев, и Серафим Саровский, который вместе с тобой молится. Это надо уметь почувствовать… В любом случае, церковь наша израненная — это лучше, чем все остальное. Там гадости не учат. Там чисто. В отличие от многих других организаций.

Юрий Вяземский – о православии, монархии и рэп-баттлах. Фото 5

- В НовГУ скоро появится факультет богословия. Зачем он нужен?

- Чрезвычайно важно, чтобы развивалось русское богословие. Нужна плеяда новых, молодых, особым образом мыслящих людей, которые посмотрели бы на церковь в новом свете. Церковь состоит не только из молящихся, из священнослужителей, но и из идеологов – богословов. А у нас богословов очень мало.

О Ленине и Сталине

- Вы неоднократно говорили, что памятники Ленину нужно убрать с улиц наших городов. Вы не думаете, что у части людей это может вызвать возмущение?

- Почему надо думать о тех людях, у которых это вызывает возмущение, и не надо думать обо мне, у кого вызывает возмущение, что ЭТО там стоит?! И потом, я совершенно не понимаю, почему Ленину памятники на каждом углу, а Сталину — нет? Хотя с памятниками Ленину удивительная штука: на некоторые смотришь и думаешь: «Аааа, (непечатное слово), в какой дыре ты теперь стоишь и какой же ты теперь страшный!» Так что в таком качестве можно было бы оставить.

Но в любом случае не понимаю, почему победоносному верховному главнокомандующему Сталину памятника нет? И сейчас вы разговариваете с внуком врага народа… Будь я президентом (слава богу, я им никогда не буду), я бы поставил два памятника Сталину. Один — в Сталинграде, потому что я не понимаю, как этот город может жить без Сталина. А второй — на Бутовском полигоне в Москве, там, где расстреливали людей. Это две стороны одной медали, две стороны великого для истории человека.

Меня трудно обвинить в какой-то предвзятости. Я и фамилию ношу не свою. Моего деда в 1937 году расстреляли в Ленинграде. Он был совершенно невинным человеком, бедный снабженец… По национальности он был поляком и по глупости внес в паспорт сведения об этом. Начал посещать польский клуб, который, по иронии судьбы, находился на Литейном проспекте, бок о бок с большим домом, где его потом и расстреляли. Мы с сестрой (известная актриса Евгения Симонова прим.ред.) видели протоколы допроса, его последние письма…

- И все равно надо памятник?..

- Нет, ну а как же?! Да, естественно, победил народ, да, чудовищной кровью… Но не будь Сталина, что-то я сомневаюсь, что это было бы возможно. Хотя история, говорят, сослагательного наклонения не имеет. Не знаю, кто это сказал, ведь все исторические сочинения так и написаны: они сослагают даже тогда, когда это, казалось бы, невозможно… В любом случае, люди кричали «За Родину! За Сталина!» и умирали с этим именем на устах. Сталин участвовал в этом геройстве.

О Никитине, монархии и парламентаризме

- Как вы считаете, а Андрей Никитин, наш губернатор, с которым вы давно знакомы, мог бы выиграть в вашей передаче?

- (долгая пауза) Не знаю…

- По вашему мнению, физики или лирики более успешно управляют — компанией, регионом, страной?

- «Физики» и «лирики» - это когда-то всех неправильно разделили… Управленец должен управлять. Он должен быть менеджером. А хороший менеджер — он и физик, и лирик. Умение управлять — это особое искусство. Особенно найти нужного человека, а потом заставить его идти за собой. Вот Петр Великий это умел. Хотя ему было проще, взял за волосы и… Он в демократию не играл, у него Госдумы не было.

Юрий Вяземский – о православии, монархии и рэп-баттлах. Фото 6

- Наша Госдума — это игра в демократию?

- У меня в думе много друзей. И я им очень сочувствую. Я хочу, чтоб они развивали парламент.

- В России возможно развить парламентаризм?

- Понимаете, я монархист. У нас реальная власть принадлежит президенту. А дальше уже три ветви власти.

…и снова о Путине

- Так нужен нам парламент? Может, и не нужен?

- Ну, Владимир Владимирович Путин считает, что нужен, что его нужно развивать. Я поддерживаю президента. Я — его активный сторонник, потому что он спас мое отечество от русской демократии 90-х годов. Я даже примерно высчитывал, когда Россия рухнет окончательно — это бы произошло на третьем сроке Ельцина. Но тут Господь взял и надоумил этого больного, пьяного человека… Как он обнаружил Путина, я не знаю. Говорят, это хитрый лис Березовский думал, что сможет управлять этим мальчиком. Но на самом деле, это был, конечно, перст божий, потому что когда появился этот большеглазый человек с утиной походкой (с умилением) — он сам свою походку называет утиной — люди, конечно, удивились. Этот человек остановил развал России, прекратил кровопролитную чеченскую войну. Его задача теперь — найти себе достойную замену.

- Найдет?

- Не знаю. Но надеюсь, что найдет. Ему бог поможет. Он — человек верующий.

Юрий Вяземский – о православии, монархии и рэп-баттлах. Фото 7

- А если не найдет?

- Не знаю. Но в любом случае, я монархистом не буду. Потому что я монархист только пока Путин у власти. А так, в советские годы я был диссидентом. Я писатель, а писателям вроде как власть не должна нравиться. Мне, может, и путинская власть не очень… Но я благодарен этому человеку за то, что он защитил мою родину, что он поднимает наше достоинство.

Я политбюро не любил, когда молодым был. Молодежь должна пройти через диссидентство. А то появится потом престарелый Навальный. Этим можно заниматься, пока ты молодой, а когда взрослеешь — надо делать что-то более конкретное.


Текст: Кристина Гептинг.

Новости – Великий Новгород, Новгородская область. Пароход Онлайн

Поделиться:
Написать нам

Комментарии


Смотрите также