Личный кабинет
  • Погода: 16oC
  • $: 68,20
  • €: 79,36
  25.03.2018 17:35

«Кают-компания». Пианист Сергей Редькин: «Любовь к музыке важнее, чем к своей персоне и славе»

Для этого музыканта любовь к музыке началась в раннем детстве, когда мама наигрывала дома на пианино маленькому Сереже ламбаду. Сегодня Сергей Редькин - известный российский пианист родом из Красноярска. Молодой талантливый музыкант выступает на лучших площадках Москвы и Санкт-Петербурга, сотрудничает с именитыми российскими коллективами, такими как Симфонический оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева, Государственный академический симфонический оркестр России имени Е. Ф. Светланова и др. Сергей также активно гастролирует как внутри страны, так и за рубежом.

В интервью для нашего издания пианист рассказал о своих первых наставниках, о любимых исполнителях и о трудностях, с которыми приходится сталкиваться музыканту.

«Кают-компания». Пианист Сергей Редькин: «Любовь к музыке важнее, чем к своей персоне и славе»

- С чего начались ваши отношения с музыкой?

- У меня очень драматичная история, связанная с тем, как я начал играть на рояле. Мои родители не музыканты. У мамы есть три класса образования в музыкальной школе, и поэтому у нас было пианино дома. Также у мамы в репертуаре было два произведения: это «Сурок» Бетховена и ламбада. Ламбада тогда мне нравилась больше, но потом «Сурком» я тоже проникся. Ламбада потихоньку начала исчезать из маминого репертуара, потому что произведение быстрое, виртуозное, нужно постоянно заниматься. Остался «Сурок», хотя я понятия не имел, что это такое. Когда мне было лет 5, возникла идея пианино это продать, потому что оно было никому не нужно. Нашли покупателей. Когда у этого, на тот момент еще непонятного мне «ящика», началось активное движение, стали приходить люди, я заинтересовался и начал спрашивать: что это такое, как это работает и т.д. Мама мне что-то объяснила, я довольно быстро начал схватытвать как читать ноты. И я стал считывать все подряд, что было, как мог, одним пальцем, ничего не зная естественно. Мама сама честно у меня спросила: хочешь поучиться? Она и отвела меня за ручку на вступительный экзамен в музыкальную школу. Я там исполнил «Во саду ли в огороде» и что-то еще. Так мы пианино и не продали.

- Первый учитель - особая страница в жизни каждого ребенка, каким он был у вас?

- У меня была первая просто потрясающая учительница Галина Михайловна в Красноярске. Она как раз очень активно занималась моим образованием. Я к ней пришел совершенно дикий, не зная ничего, никаких имен вроде Шопена, может быть Моцарта слышал отдаленно. Она просто водила меня в филармонию, устраивала мне после походов викторины, чтобы проверить, что я действительно сидел слушал, а не ерундой всякой занимался. Мы с ней вместе слушали записи, изучали партитуры. Она такой просветительской деятельностью занималась. Это сыграло большую роль, мне кажется.


«Кают-компания». Пианист Сергей Редькин: «Любовь к музыке важнее, чем к своей персоне и славе». Фото 2

- Какие черты важны в профессии музыканта, на ваш взгляд?

- Исполнители, на самом деле, очень разные. Главное, мне кажется, в исполнителе - индивидуальность, когда человеку, действительно, есть что сказать. И это чувствуется, потому что все остальное - это дело вкуса. Бывают люди темпераментные, бывают не темпераментные. И бывает такая же публика: то ли нравится, когда ее берут за шиворот и тащат за собой, а бывает та, которой более нравится дистанция, когда артист играет для себя, а ты слушаешь это. Индивидуальность может быть совершенно разной, но она должна быть яркой, многогранной, и человек должен постоянно развиваться. Это стремление становиться лучше, изучать новые репертуары, новые стили, новые горизонты - это очень важно. Есть какие-то профессиональные вещи, безусловно, которыми пианист должен обладать. Любовь к музыке и сконцентрированность больше на музыке, чем на своей персоне и славе и всех остальных атрибутах, это мне кажется, тоже очень важно.

- А существует ли для вас идеал в вашей области? На кого хотелось бы равняться?

- У меня вопрос про любимого пианиста, который иногда задают, вызывает затруднение всегда. У меня нет определенного любимого пианиста, которому я хотел бы подражать. Я считаю, что и у выдающихся пианистов бывают не самые лучшие выступления, и у пианистов “средних”, если можно так выразиться, бывают большие творческие удачи, и это нормально. Есть какие-то любимые исполнения, есть любимые концерты, есть какие-то воспоминания из детства, из юношества, какой-то концерт, который меня потряс, но я не уверен потряс бы он меня сейчас или нет. В этом плане я открыт. Когда речь идет о композиторах, о творцах первого порядка, там, мне кажется, можно какие-то градации проводить, а с исполнителями все тоньше и неоднозначно.

«Кают-компания». Пианист Сергей Редькин: «Любовь к музыке важнее, чем к своей персоне и славе». Фото 3

- Слушаете ли вы что-либо из современного репертуара?

- У меня с современной академической музыкой отношения напряженные, зато с не академической - просто прекрасные. У меня это как вредная привычка осталась с юношеских лет, я всегда много слушал и рок, и какой-то там инди-поп. И это все до сих пор осталось. Мой плеер забит под завязку разными вещами, которые хотелось бы послушать. Мне всегда интересны соприкосновения академического и неакадемического, какого-то такого условно бытового, того, что слушают все, и чего-то более элитарного, более сложного. Здесь в этом смысле Бьорк для меня идеальное сочетание, она делает то, что находится ровно посередине. Ее нельзя отнести ни туда, ни туда. Сейчас у меня период Дэвида Боуи, я очень активно увлекся и почему-то проникся им, пошло дело. А современной академической музыки как раз слушаю довольно мало, и мало что трогает, из того, что слышал. То есть я никогда не считал себя каким-то снобом, который думает, что после Шостаковича музыка закончилась. Но вот действительно чего-то такого, что хочешь послушать, придя вечером домой, нет. Есть конечно живые классики типа Родиона Щедрина или Леонида Десятникова, общепризнанные гениальные композиторы, которые стоят на том же уровне, что и великие мастера прошлого, но их ну совсем мало сегодня, на мой взгляд, ну либо я их просто не знаю.

- Что вас спасает в напряженной гонке артиста во время гастролей?

- То, что касается гастролей… Когда маленького мальчика отвели в музыкальную школу никто не предупредил, что в профессии самое сложное будет не выучить “Концерт №3 для фортепиано” Рахманинова и все ноты, а ездить по разным местам и этот концерт исполнять. Лично для меня, человека достаточно интровертного, - хотя не могу назвать себя супер интровертом, но все-таки, - именно вот эти бесконечные перемещения, самолеты, гостиницы, ночные поиски еды - самое сложное в моей профессии, а не игра. Игра, выход на сцену - это просто, это понятно, это доставляет удовольствие, а вот путешествие иногда бывает мучительно. Поэтому я стараюсь составлять график своих передвижений логично, чтобы не было каких-либо лишних мотаний. То есть даже если мне предлагают какой-нибудь очень классный концерт в Южной Америке один, то я скорее всего откажусь, потому что ради одного концерта я через Атлантику не полечу.. В общем стараюсь не хвататься за все сразу, а соглашаться на те вещи, которые мне интересны и которые не сильно выбивают меня из колеи.

«Кают-компания». Пианист Сергей Редькин: «Любовь к музыке важнее, чем к своей персоне и славе». Фото 4

- Было ли за время вашей музыкальной карьеры такое произведение, которое далось вам с трудом, ради которого вам пришлось преодолеть себя и выйти на новую ступень своего развития?

- Есть целые авторы, которые по каким-то причинам психологическим, иногда даже физиологическим - строение руки, характер звука - композиторы, которые просто сложнее. Для меня такой композитор это Бетховен. Я его до сих пор не так хорошо чувствую, не так хорошо понимаю структуру его мысли композиторской, если можно так сказать. Я как человек, который сам занимался сочинением, мне это часто помогает, я анализирую произведение с точки зрения его построения. Я примерно предполагаю, через что прошел автор, когда писал то и то, потому что сам проходил. Но с какими-то композиторами, русскими чаще, это понятно, с какими-то композиторами меньше, с какими-то вообще не понятно. Вот с Бетховеном сейчас лучше, потому что я этим занимаюсь и изучаю, все равно ход его мысли для меня часто загадка. К конкурсу Чайковского я играл Сонату №30 для фортепиано Бетховена, и лично я очень доволен тем, как я ее там сыграл на первом туре, потому что я наконец-то себя слушал и было похоже на Бетховена по стилю.

А есть такие композиторы как, например, Скрябин. Его я играл очень мало, и это совершенно отдельная вселенная, в которую нужно полностью погружаться. В идеальной ситуации нужно самому стать Скрябиным, чтобы научиться играть Скрябина. Скрябин был человеком весьма импульсивным и психологически нестабильным. Когда я выучил в прошлом году “Сонату №7”, мне нужно было играть ее в большом зале филармонии в Петербурге. Я начал эту сонату учить по несколько часов в день, и дня через 3-4 я почувствовал, что у меня, действительно, едет крыша в совершенно буквальном смысле слова. Стало страшновато, я подумал, что со Скрябиным нужно очень осторожно обращаться.

«Кают-компания». Пианист Сергей Редькин: «Любовь к музыке важнее, чем к своей персоне и славе». Фото 5

- Ваш рецепт, как полюбить классическую музыку человеку, который ранее не был с ней знаком?

- Если человек хочет познакомиться с классической музыкой, то, в первую очередь, нужно быть к ней открытым, предполагать, что это что-то новое. Потому что к классической музыке есть отношение, будто это нечто сложное, интеллектуальное. Но это не правда. Это не сложно, это просто другое. И если вы ее будете слушать с открытым ощущением, что вы готовы это принять, вы готовы это анализировать, вы готовы открыть себя для этих эмоций других, новых, то богатство этой музыки начнет открываться. Открываться не сразу, а постепенно, слой за слоем. Сначала вам понравится симпатичная мелодия, потом вы будете включать эту музыку своему другу и говорить: “Вот сейчас послушай! О! Вот это красиво, смотри!”. Потом вы услышете какой-то подголосок, который играет габойщик в какой-нибудь симфонии, и это покажется вам самой прекрасной мелодией на свете. Потом после Моцарта вы начнете увлекаться Вагнером. Потом вы поймете, что Прокофьев - это самый чудесный композитор на свете, и так далее. Этот путь он совершенно бесконечный и он невероятно интересный, но он требует вот постоянной открытости и готовности к экспериментам со своим восприятием, со своими ушами.

Новости – Великий Новгород, Новгородская область. Пароход Онлайн



Поделиться:
Написать нам

Комментарии