• Погода: 26.4oC
  • $: 63,49
  • €: 73,93
  20.03.2018 18:00

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился

«Пароход Онлайн» продолжает серию рассказов о невидимой жизни в Великом Новгороде мигрантов из разных стран: от бывшего СССР до небольших экзотических государств. Наш третий материал посвящен узбекам. Проект «Все свои» выяснил, сильна ли в городе узбекская диаспора, можно ли испечь лаваш дома, и почему мигранты не ходят в клубы.

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился . Фото 2

Они до сих пор дышат известью на стройках, убирают в подъездах битое стекло и другие нелицеприятные остатки человеческой жизнедеятельности, таскают тяжеленные коробки и расклеивают объявления. Они гастарбайтеры и большинство из них – узбеки. Немецкий жаргонизм, дословно: гость – рабочий полюбился столичным российским СМИ в конце 90-х, а затем постепенно вошел в лексикон всех остальных граждан. Первопроходцев среди узбекских гастарбайтеров сманивали в Россию представители «компаний», каких – теперь сложно сказать. Сами себя эти люди называли «бригадиры». Здесь под крылом этих «начальников» приезжие выполняли самую тяжелую и грязную работу за сравнительно небольшие деньги. Спали мало, питались скудно, многие лишались документов и становились по сути рабами. Работали в основном нелегально, а потому были бесправны. На стройках их головы разбивал пресловутый кирпич, кожу из-за смены климата разъедал псориаз, а в подворотне поджидали скинхеды с битами. И никто не мог помочь, потому что по документам этих несчастных не существовало. Но несмотря на все это, количество гастарбайтеров только множилось, ведь у них на родине вообще зачастую не было никакой работы за деньги. Кроме разве врачей и учителей, но на их зарплаты прокормить семью невозможно.

Все беды от патентов

Гастарбайтерам 2010-х повезло больше. Новую волну узбеков трудоустраивали уже не «бригадиры», а обосновавшиеся здесь земляки. Они гарантировали им работу там, где трудились сами, и селили в своих квартирах. В то время мигранты наводнили всю страну и Великий Новгород тоже. Здесь они работали на лесозаготовках, строительстве многоквартирных домов, трасс, водили такси и маршрутки. Но уже в 2015-м ситуация кардинально изменилась, начался массовый отток приезжих из города и страны.

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился . Фото 3

Мало того, что сильно вырос доллар, так еще власти отменили систему квот и изменили порядок выдачи разрешений на работу. Теперь узбеков обязали оформлять патент и продлевать его каждый месяц. Туда входит медосмотр, полис ДМС, экзамен по русскому языку и ежемесячный авансовый платеж. В разных регионах стоимость патента варьируется от 4 000 до 32 000 рублей.

Рассказывает Аваз (имя изменено, названия организаций по просьбе нашего собеседника не сообщаем):

«В Новгороде наших почти совсем не осталось, за исключением тех, кто нашел жену и получает гражданство. Большинство оставаться не собиралось, мы работаем, чтобы отправлять семьям деньги. Теперь нужно зарабатывать не меньше 40-50 тысяч, чтобы был смысл здесь оставаться. За патент – плати, за жилье тоже, и еще надо что-то есть. А цены стали такие, что купить можно только хлеб, мясо по праздникам. За 15-20 тысяч ну никакого резона, поверьте».

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился . Фото 4

Аваз живет в общежитии, официально работает на стройке, имеет регистрацию и патент. В прошлом году ему платили 28 000 рублей в месяц, из которых около 16 000 уходило на жилье, питание, разрешение и проезд. Отправлять в Узбекистан своей семье он может не более 200 долларов и очень грустит по этому поводу. В Новгороде мужчина оставил свое здоровье. От отсутствия солнца и постоянной сырости начались кожные болезни, а от местной воды стали страдать внутренние органы. Получить медицинскую помощь, несмотря на наличие полиса, он здесь толком не может. Говорит, в поликлинике процесс записи к доктору намеренно волокитят, чтобы не отвлекать врачей на гастарбайтеров.

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился . Фото 5

«Третьего февраля я пришел в регистратуру, очень плохо себя чувствовал, тошнило и голова болела страшно. А там меня записывают аж на конец месяца, мол, у них все другие дни заняты. Милая девушка, - говорю ей, -  но ведь у меня есть полис, а к концу месяца я могу умереть. Она вздохнула только и сказала – идите в платную клинику. Анекдот есть старый на эту тему, мы с земляками его любим: про то, как мужик с гвоздем в голове просит врача его по полису вытащить. А доктор говорит, что по полису он этот гвоздь может только загнуть, чтоб не мешал», - усмехается Аваз.

Но в общем на жизнь немолодой узбек старается смотреть с позитивом. Признается, что кое-что хорошее в этих рабочих патентах все-таки есть. Полиция, после их введения, перестала к узбекам так отчаянно цепляться. Есть патент, значит человек налоги платит, с ним надо уважительно обращаться. А раньше, говорит, могли на улице среди бела дня сцапать и держать у себя в «обезьяннике» до выяснения личности.

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился . Фото 6

«Давненько уже случай был. Сорвался один узбек с крыши на стройке и разбился. Приехали какие-то люди, соскребли беднягу с асфальта, запихнули в черный мешок и уехали. А нам сказали – если кто про труп спрашивать будет, скажите ничего не видели, вам померещилось», - смеется Аваз.

На робкий вопрос «а что диаспора, не помогает?» мужчина многозначительно развел руками: «Да вроде собираются где-то, кто побогаче. Чего-то там готовят, поют, танцуют. У них своя компания, зачем я туда пойду?».

Вот в Санкт-Петербурге, по словам Аваза, своим действительно помогают, там диаспора мощная, ее знают далеко за пределами Северо-Запада, даже в Крыму. В Северной столице и заведения есть «для своих», и «кассы взаимопомощи», где, показав гражданство, можно без процентов занять деньги, и даже газету свою местные узбеки выпускают. Публикуют заметки из жизни диаспоры и последние новости из мира миграционной политики. «Там как город в городе», - признается Аваз. Есть неофициальные детские садики, где за малышами присмотрят узбечки, есть и врачи, которые понимают узбекский, принимают мигрантов и не просят лишних денег.

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился . Фото 7

«Дошираки» против макарон

В быту узбеки не прихотливы. Конечно, в клоповниках по 30 человек уже давно не живут, в основном снимают квартиры на троих-пятерых, но обходиться привыкли малым. В комнате кровать, стол, стул и ничего больше. Общей кухней стараются не пользоваться, вообще ведут себя тихо. На столе обязательно чайник и самый бюджетный зеленый чай. Этот напиток узбеки пьют по пять чайников за раз. Пьется из пиалы, которую обязательно нужно брать правой рукой. Если хозяева-узбеки налили вам пиалу да краев, это верный признак того, что видеть вас в этом доме не хотят, - желанным гостям наливают по половине. Ядовито-желтых упаковок от «дошираков» не наблюдается. Узбеки это давно не едят. Не потому что вредно, а потому что дорого. 

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился . Фото 8

Рассказывает сосед Аваза Нимат«Наше повседневное блюдо – макароны с картошкой. Прямо вместе, не смейтесь. Все обжаривается, туда добавляются самые дешевые овощи – лук с морковкой. И хлеба побольше. Такой обед мы берем на работу. Праздничная еда – плов, яблоки, газировка, лаваш. Мы привыкли на всем экономить и даже без специй наших обходиться. Но это единственное блюдо, которое дома приготовить нельзя. В Узбекистане в каждом доме есть печи-тандыры, в них лаваши и пекут. В квартире поставить тандыр невозможно, он должен нагреваться костром».

В вопросе, какая самая главная проблема у узбеков в России, собеседники единогласны. И это, как ни странно, не безденежье и не суровый климат. Почти одновременно мужчины назвали языковой барьер. По словам Нимата, именно незнание языка – корень всех неурядиц узбеков в Новгороде и в стране. Из-за этого сложно найти более-менее оплачиваемую работу даже при наличии квалификации, сложно знакомиться и уживаться в коллективе, наконец, сложно даже отдохнуть хотя бы раз в месяц.

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился . Фото 9

«Ну какие тут кино и клубы, когда человек даже объяснить не сможет, что ему надо, - делится Нимат, - Люди советского поколения, которые русский язык в школе учили, еще могут более-менее сносно жить в России. А вот молодежь – нет. Да они и не стремятся особо. Экзамены по русскому языку сдают через взятки или как-то хитрят. А в жизни двух слов не свяжут. Дубами приехали, дубами уехали. Хотя исключения тоже бывают».

Отметим, Аваз и Нимат прекрасно владеют русским языком и несколькими рабочими профессиями. Но через пару недель они уедут в Турцию. Как и большинство их соотечественников, перебравшихся на заработки в эту страну. Говорят, заработать там можно в разы больше, изъясняться проще, поскольку языки похожи, и вообще там тепло. Это их последние дни в России, и вряд ли они когда-нибудь вернутся.

ВСЕ СВОИ. Новгородские узбеки: о «дошираках», диаспоре, которой нет и трупе, который всем померещился . Фото 10

Фото: предоставлено героями, REUTERS/Denis Sinyakov, журнал zyalt, nematov.com

Новости – Великий Новгород, Новгородская область. Пароход Онлайн


Поделиться:
Написать нам