Мы продолжаем публикацию авторского проекта писателя и историка Виктора Смирнова «Живая история». Напомним, он посвящён природным, историческим и культурным достопримечательностям нашего региона. Сегодняшний рассказ – о посёлке Крестцы.

***

Сегодня мы отправимся в поселок Крестцы. Его название произошло от скрещения двух дорог: из Новгорода на Москву и из Пскова на Вологду. Этот перекресток запечатлен и на местном гербе, дарованном Крестцам императрицей Екатериной вместе со статусом уездного города, который впоследствии был утрачен.

Большая дорога издавна определяла круг занятий местного населения.      

Здесь путники меняли лошадей, отдыхали, подкреплялись чаем и пирожками местного приготовления. Кстати, отголоски этого старинного обычая сохранились и поныне.

Первоначально ямская служба существовала лишь для государственных нужд, обеспечивая проезд курьеров и чиновников. Но постепенно налаживается пассажирское движение. Каждому проезжающему в особой канцелярии выдавалась подорожная, где указывался маршрут следования, количество подвод и лошадей, порядок оплаты и цели поездки. Обычная плата «таксистов» восемнадцатого века составляла копейку за версту.

Самым популярным транспортным средством летом был возок, зимой сани. Ямские сани были низкими, длиной в рост человека. Путник ложился на спину, сверху его накрывали овечьими шкурами и меховой полстью. Для согрева кроме традиционных русских средств применялись также оловянные грелки с кипятком. Люди зажиточные предпочитали путешествовать на своих лошадях. Одновременно стал развиваться частный извоз, который стал источником доходов для местных крестьян. Многие из них перебирались в города и становились «ваньками», то есть извозчиками.

В шестидесятых годах девятнадцатого века в деревне Старое Рахино  зародился народный промысел, которому было суждено прославить Крестцы на всю Россию. Местные мастерицы освоили так называемую строчевую вышивку. С помощью обломаной иглы они превращали домотканое полотно в ажурные полотенца и скатерти. Многие узоры были навеяны красотой местной природы. Есть в них и белизна снегов, и морозные разводы на стекле, и иней на ветвях зимнего леса.

Постепенно этот побочный промысел становился все более прибыльным, в него вовлекались целые семейства. Кстати, немужское вроде бы занятие неожиданно понравилось мужчинам. В 1914 году строчильщик Александр Васильевич Кондрашов на выставке в Берлине восхищал публику своим мастерством. Или был случай уж вовсе феноменальный, когда строчку освоил инвалид, лишившийся на фронте обеих рук.  

Новый промысел не только приносил доход, но и благотворно сказался на образе жизни местных крестьян. Появилось интересное и доходное дело, которым можно было заниматься в межсезонье. Люди приобщались к красоте и сами становились нравственно чище. В деревнях стали меньше пить, поскольку такую мелкую кропотливую работу невозможно делать выпивши или с похмелья.

Промысел оживил экономическую жизнь всей округи. Спрос на льняное полотно стимулировал льноводство и ткацкое ремесло. Изделия крестецких мастериц охотно покупали в Москве, Санкт-Петербурге и других губерниях. Недорогие изделия украшали народный быт, люди состоятельные приобретали оригинальные вещи, на которые уходили многие месяцы ручной работы.

Одновременно росло мастерство вышивальщиц, появлялись секреты и навыки, которые передавались по наследству. Рукотворные шедевры русских крестьянок получали главные награды на престижных выставках в итальянском Турине и канадском Монреале.

В советское время кустарный промысел получил новое развитие. Мастериц сначала собрали в артели, а в 1959 году возникла фабрика «Крестецкая строчка». Традиционные узоры пополнились советской тематикой. Фабрика выполняла сувенирные заказы для тогдашних вип-персон – Никиты Хрущева, Леонида Брежнева, королевы Великобритания, короля Испании. Тогда же появилась машинная вышивка, сохранившая традиции ручной строчки.

Еще одним градообразующим предприятием советского времени был знаменитый Крестецкий леспромхоз. В 60-70-х годах он считался одним из лучших предприятий лесной отрасли. Здесь испытывалась самая передовая лесозаготовительная техника. Мне доводилось наблюдать это завораживающее зрелище. Огромные, словно сошедшие с экрана фантастического фильма самоходные агрегаты играючи срезали вековые деревья и аккуратно укладывали их на трелевочные трактора.

В перестроечные времена леспромхоз постигла судьба сотен советских промышленных предприятий. Получив разрешение на форсированную разработку лесосеки, лесозаготовители быстро вырубили основной массив, отправляя лес кругляком за границу. Лишившись основных доходов и государственной поддержки, леспромхоз был ликвидирован, а его имущество ушло за бесценок. В то время, когда гиганты советской индустрии распродавались по цене автомобиля премиум-класса, эта история не стала сенсацией, но для Крестец она обернулась настоящей трагедией. Сотни рабочих и специалистов лишились работы, резко упали поступления в местный бюджет.

В таком же критическом положении оказалась и «Крестецкая строчка». Не прекращавшая работу даже в годы войны фабрика была объявлена банкротом и оказалась на грани исчезновения. Ее многочисленный коллектив сократился до восьми человек, включая двух вышивальщиц.

Но, к счастью, нашелся человек, который сумел вдохнуть новую жизнь в старинный промысел. Им стал предприниматель Антон Георгиев, известный своим заинтересованным отношением к народной культуре. Благодаря ему фабрика «Крестецкая строчка» сейчас переживает второе рождение. Здесь развернулись масштабные ремонтно-строительные работы, модернизируется оборудование, и самое главное – сюда вернулись мастерицы. Вернулась на фабрику, которой было отдано 45 лет жизни, и ее главный художник – Мария Евгеньевна Афанасьева.

Сегодня фабрика не только производит массовую продукцию, но и сотрудничает с самыми известными дизайнерами Москвы и Санкт-Петербурга. Уже состоялись показы ее коллекций на выставках в Москве, Лондоне и Лос-Анджелесе.

Создается обширная торговая сеть, открываются магазины, скоро крестецкие изделия появятся в магазинах «дьюти фри» в главных аэропортах страны. Совсем недавно они были официально включены в подарочный фонд президента страны.

История «Крестецкой строчки» наводит на размышления о дальнейшей судьбе народных промыслов. Увы, далеко не всегда находится человек, способный придать им новую жизнь. К великому сожалению, угасло производство новгородского фарфора, закрылись некогда знаменитые кузнецовские фабрики. И очевидно, что без государственной поддержки тут не обойтись. Ведь народный промысел – это не просто способ зарабатывания денег, это еще и сохранение национальной культуры, приобщение людей к красоте, чтобы в быту нас окружали не безликие предметы китайского ширпотреба, а изделия, сохранившие душевное тепло и талант народных умельцев.

Кстати, крестецкий промысел мог бы поспособствовать возрождению еще недавно хорошо развитого в Новгородской области льноводства, став, как сейчас принято выражаться, драйвером смежной отрасли. А пока фабрика завозит льняное полотно из Белоруссии, где сумели сохранить производство этой экологичной ткани, получая при этом хорошие доходы.

Покидая Крестецкий район, мы не могли не посетить еще одно место, известное далеко за его пределами. Весной 1922 года здесь, в деревне Санталово, тихо скончался великий русский поэт Велимир Хлебников.

Виктор Владимирович Хлебников (имя Велимир, то есть повелитель мира, он придумал себя сам) родился 28 октября 1885 года. Во время учебы в университете он увлекался физикой и математикой, восточными языками, орнитологией, живописью, историей, но его подлинным призванием стала поэзия. Вместе со своим другом Давидом Бурлюком Хлебников становится одним из основателей нового литературного направления, так называемого футуризма (от латинского «футурум» – будущее). Футуристы провозглашали отказ от традиционной литературы и призывали сбросить Пушкина, Достоевского и Толстого с корабля современности.

Стихи, которые в те годы писал Хлебников, читающей публике казались заумными и непонятными.

Немотичей и немичей


Зовет взыскующий сущел


Но новым грохотом мечей


Ему ответит будущел.

Но с годами наряду с такими словесными экспериментами в поэзии Хлебникова все чаще прорываются поразительные по простоте и ясности строки:

Мне много ль надо?


Нет, ломоть хлеба.


С ним каплю молока.


А солью будет небо и эти облака.

Или совсем уж знаменитое :

Русь, ты вся поцелуй на морозе!

Хлебников был не только поэтом. Он был еще и научным провидцем. Задолго до Эйнштейна он интуитивно соединил категории пространства и времени. Он первым заговорил о пульсации солнца, пытался математически рассчитать циклы истории и даже определил значение в человеческом организме поджелудочной железы. Он также обладал даром предсказания. Задолго до революции точно предрек падение Российского государства в 1917 году. Предсказал и срок собственной смерти, сказав однажды: «люди моей задачи умирают в тридцать семь лет».

Хлебников называл себя Председателем Земного шара. Он ненавидел войну и призывал человечество утопить вражду в солнечном свете. Всех людей Хлебников делил на изобретателей и приобретателей. Сам он был абсолютно равнодушен к бытовым условиям жизни. Из вещей носил с собой только наволочку от подушки, в которой хранил свои стихи.

Весной 1922 года Хлебников тяжело заболел. Сказались годы скитаний, голод, ночевки на голой земле. Друг и почитатель Хлебникова художник Петр Митурич предложил поэту для укрепления здоровья поехать в деревню Санталово Крестецкого уезда Новгородской губернии. Поначалу поэту стало лучше, но затем его состояние резко ухудшилось. Его поместили в маленькой баньке на берегу реки. Здесь он и скончался.

(фото – fotokto.ru)

Похоронили «председателя земного шара» в деревне Ручьи на сельском погосте. В 1960 году по инициативе сына Петра Митурича было организовано перезахоронение останков поэта. Но дальше разыгралась почти детективная история. За могилой Хлебникова в Ручьях много лет ухаживала жительница деревни Санталово Евдокия Лукинична Степанова. Во время перезахоронения она была в отъезде, а когда вернулась, с изумлением обнаружила, что могила поэта осталась нетронутой. Оказалось, что кто-то из местных жителей по ошибке указал Митуричу совсем другое место. Праха поэта он там не обнаружил и увез с собой только пуговицу белого металла да горсть земли. Их и перезахоронили на Новодевичьем кладбище.

Так что у Хлебникова теперь две могилы. Одна, так сказать официальная, находится в Москве на Новодевичьем кладбище, другая подлинная, там, где покоится его прах, осталась в деревне Ручьи. В 1986 году над могилой поэта был установлен памятный знак работы известного российского скульптора Вячеслава Клыкова.

Местные жители берегут память поэта. В Доме культуры деревни Ручьи открыт музей Хлебникова, созданный почитателями его творчества. Каждый год здесь проходят хлебниковские чтения. Деревенские школьники декламируют его стихи и пишут сочинения. И вот что удивительно. Казалось бы, такая сложная и до сих пор до конца неразгаданная лирика Хлебникова, которого Маяковский называл «Колумбом новых поэтических материков и королем поэтов», пришлась по душе простым деревенским жителям, неискушенным в тонкостях стихосложения. Таково свойство настоящей поэзии.

Итак, мы перевернули еще одну страницу живой новгородской истории. На этой земле за последнее столетие произошло много драматических событий, в которых как в капле воды отразилась вся история нашей страны. Давайте же помнить эти уроки, сберегать лучшее и не повторять ошибок.

Новости – Великий Новгород, Новгородская область. Пароход Онлайн

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Введите имя